Форумы » Политика и экономика

Экономика и финансы

    • Модератор
    • сообщений 526
    25 февраля 2016 г. 21:22:43 MSK

    Штрафная экономика

    Чиновники придумывают все новые поборы с населения

    Дефицит бюджета требует денег. Под эту песню чиновники урезают социальные расходы, придумывают все новые поборы, введение которых не требует ни изменения законов, ни одобрения президента. Люди не понимают, что происходит, только денег в кошельках становится все меньше.

    Расходы и доходы

    В прошлом году расходы россиян, по данным Росстата, существенно выросли, тогда как реальные доходы упали на 5%. В этом году, по прогнозам экономистов, доходы упадут еще на 10%, а расходы вырастут еще больше. Дело тут не только в инфляции, но и в повышении налогов. И это при том, что граждане и так стали отдавать в казну больше: только за 11 месяцев прошлого года в сравнении с аналогичным периодом 2014-го сборы одного только налога на имущество физлиц выросли на 16% (бюджет получил от него 28,3 млрд рублей), а транспортного — на 23% (физлица заплатили 101,93 млрд рублей). Прибавьте к этому еще 78 млрд рублей единого налога на вмененный доход с малого бизнеса. Но самые большие поступления в бюджет обеспечили штрафы. За 11 месяцев прошлого года было начислено штрафов на 115,371 млрд рублей. То есть доходы от штрафов сравнялись по величине с рядом серьезных налоговых сборов, а то и превзошли их.

    Штрафы собирать куда как проще, чем развивать экономику, взращивать малый бизнес, к тому же прописывать их в бюджете не нужно. Доходы от них не мешают просить помощь из центра.

    Региональные власти не скрывают, что строят планы с учетом таких доходов: даже в техзаданиях конкурсов среди компаний, занимающихся установкой и обслуживанием систем видеофиксации, указывается, сколько может быть собрано штрафов. Финансисты ориентируются на заданные цифры. За прошедший год с помощью камер фотовидеофиксации ГИБДД оштрафовала на 10 млн водителей больше, чем в 2014 году. Из более 50 млн штрафных постановлений 67% вынесены с помощью автоматических комплексов, 45 млн штрафов было выписано ГИБДД за превышение скорости. А всего в 2015 году сумма наложенных на российских водителей штрафов выросла по сравнению с прошлогодними показателями аж на 13%, до 70 млрд руб.

    Многие водители жалуются на то, что им присылают штрафы за нарушения, которых они не совершали. И в этом нет ничего удивительного: как известно, единой системы сертификации аппаратов фото- и видеофиксаций нарушений до сих пор нет. И потому, наверное, погрешности измерений всегда не в пользу водителей. Россиянам же только с этого года стала доступна 50-процентная скидка по оплате штрафа, если он будет погашен в 20-дневный срок с момента его вынесения. Все бы ничего, но льгота действует только для разных типов нарушений, да под нее еще и не все из них попадают.

    Не успели автовладельцы опомниться от «писем счастья» за превышение скорости, как по ним ударили новыми штрафами. Появились специальные камеры, которые записывают номера автомашин, припаркованных на газонах, проезжающих по обочинам и велодорожкам, повернувших не из правого ряда, наехавших на стоп-линии у светофора.

    Кстати, заработать на штрафах государство могло бы в разы больше, если бы штрафы исчислялись в зависимости от годового дохода автовладельца. Так, например, за превышение скорости в Финляндии миллионера могут оштрафовать на 200 тысяч долларов. В России все иначе. За нарушение ПДД одинаково платят и богатые, и бедные.

    Дойные коровы

    В последнее время в Москве расширилась зона платной парковки. Оставить машину, не заплатив городу, нельзя ни около станций метро, ни в окраинных районах, примыкающих к МКАД. Московские власти уже анонсировали следующее расширение платной зоны.

    В Думе попробовали было отстоять права инвалидов и ужесточили ответственность за парковку на местах для них. Результат: число специальных паркомест в Москве увеличилось в разы. Никто не спросил: нужно ли столько мест инвалидам, а вот неинвалидам парковаться подчас стало негде. Случаются и курьезы: рядом с домом, где проживает всего один инвалид, организовали 57 специальных паркомест, их стали занимать обычные автовладельцы и в результате заплатили по 5 тысяч рублей штрафа.

    Только за прошлый год парковки Москвы «заработали» по официальным данным 1,5 млрд рублей, по неофициальным – в 2–2,5 раза больше. С другой стороны, на их оборудование затрачено в десятки раз больше средств. Как и на строительство платных дорог, которые по стоимости проезда опережают европейские трассы.

    Платные парковки, заведенные в Москве, все больше распространяются за пределы МКАД. Так, например, московский опыт спешат перенять в Красноярске. В Рязани сделали платный въезд на вокзал, но с оговоркой: первые 15 минут бесплатно, за превышение придется платить.

    Автомобилисты вообще стали для властей всех уровней дойной коровой, с которой всегда можно вытрясти деньги. При этом власти рассуждают обычно так: у человека с машиной не может быть пустым кошелек. Автовладельцев не только безбожно штрафуют, но и заставляют платить за парковки и дороги, не говоря уже о транспортном налоге, утилизационном сборе, который в этом году вырастет на 65% (при его введении в 2012–2014 годах цены на машины выросли в полтора раза). Автолюбителей заставляют раскошеливаться на дорожающий бензин (из-за роста налогов на «нефтянку»). В скором времени им придется платить и за проезд по эстакадам, которые возводятся над железнодорожными переездами.

    Но и «безлошадных» россиян не оставляют в покое. Одна только графа «капремонт» в 2015 году увеличила стоимость платежки ЖКХ на 16%. Нормы платежа устанавливаются произвольно. В Петербурге за квадратный метр берут по 3 рубля, в Москве – по 15. Вот так с миру по нитке накопили за год, по подсчетам Минстроя, 82,94 млрд рублей на капремонт.

    В 2016 году продолжит расти стоимость социального найма жилья, дрейфуя к запланированным на 2018 год 21,1 рубля за квадратный метр.

    Власти рассчитывают, что при такой стоимости найма граждане начнут массово приватизировать квартиры, что позволит бюджету сэкономить до половины нынешних трат на содержание муниципального жилья.

    Еще больше денег принесет налог на недвижимость. Уже в ближайшие месяцы жители 28 регионов получат новые платежки за 2015 год, где этот налог будет начислен, исходя из кадастровой оценки стоимости жилья. Эксперты прогнозируют уже рост платежей в 5-10 раз. Председатель комитета Госдумы по труду и социальной политике Ольга Баталина сомневается в качестве проведенной кадастровой оценки и перед запуском новых платежек предлагает еще раз проверить предложенные цифры.

    Поборы и сборы

    Фантазии и смекалке властей всех уровней можно только позавидовать: за прошлый год приняты несколько новых сборов и платежей для граждан. Среди них, например, курортный сбор, дифференцированная оплата электроэнергии и абонентская плата за пользование электросетями. Все бы ничего, но доходы и сбережения россиян и без того истощились из-за роста цен.

    В самих налогах и штрафах ничего плохого нет. На Западе бюджет тоже наполняют с помощью налогов. И их ставки подчас выше, чем в России. В США, например, народ платит государству по 96 позициям (одних только сборов за разного рода связь — шесть). Понятно, что не все из них обязательны для каждого, но там подоходный налог откусывает треть заработка. Прогрессивная шкала налогообложения во Франции заставляет богатых платить с дохода огромные суммы. Зато обычные среднестатистические французы тратят на подоходный налог и страховые выплаты гораздо меньше россиян благодаря так называемым «социальным вычетам» – это когда траты на образование, медобслуживание и т.п. вычитаются из налогом облагаемого дохода. У нас подобные вычеты тоже есть, но суммы их куда меньше. А получение их обставлено такой бюрократический процедурой, что многие от них просто отказываются.

    Государство старается как можно меньше оказывать социальных услуг, экономить на инвалидах не потому что оно такое жадное. Просто на поддержание необходимых социальных льгот государству нужно иметь более 5% роста ВВП в год. Наша экономика до такой нормы не дотягивает. Вот и приходится изворачиваться.

    Больше всего обидно, что бедные платят за все наравне с богатыми, для которых увеличение платежей никак не сказывается на их доходах.

    Россиян в последние год-полтора вообще не покидает ощущение, что власть тихой сапой перекладывает на их плечи издержки по социальным выплатам для них же предназначенным.

    И чутье их не подводит: в 2015 году соцпомощь населению увеличили на 5,2% ВВП, из которых 3,2% ушли на индексацию пенсий, из которых опять же 2% были получены за счет увеличения налогового бремени (прежде всего. страховых взносов).

    Тарифы и рифы

    В конце прошлого года высокопоставленные чиновники заявляли, что если индексация пенсий будет 4%, то значит, платеж по ЖКХ не может быть проиндексирован на больше.

    Таким образом, в 2016 году совокупный платеж за услуги ЖКХ в России должен был в среднем вырасти на 4%. Но заявленные тарифы споткнулись о рифы поставщиков услуг. Первыми за означенные рамки вышли Москва (на 7,5%), Санкт-Петербург, Камчатка и Якутия (на 6,5%).

    Чему же тут удивляться, скажете вы. Во всех регионах услуги ЖКХ с каждым годом обходятся все дороже. Число жалоб по поводу начисления платы за ЖКХ также растет в арифметической прогрессии: в Вологодской области, например, согласно официальной статистике, в 2014 году было 2643 жалобы, а в 2015-м – уже 3630.

    В Мурманске на произвол управляющей компании пожаловались жильцы нескольких десятков домов. По их словам, им повысили тарифы ЖКХ на 22%, объяснив это решение «сложной ситуацией в стране».

    Недовольны ростом тарифов ЖКХ и калининградцы, получившие квитанции, в которых плата за коммунальные услуги оказалась почти вдвое больше, чем в прошлом месяце.

    На проблемы в сфере ЖКХ обратил внимание даже Патриарх Кирилл, назвавший стремительный рост тарифов «безобразием».

    В прежние годы повышение тарифов объясняли ростом цены на нефть и газ на мировых рынках. Но если она сейчас на них столь сильно упала, не должна ли упасть и цена на коммунальные услуги?

    Однако удешевления коммунальных платежей не произошло, наоборот они выросли значительно выше обещанных 4%.

    Коммунальщики не готовы к сдерживанию тарифов даже в условиях кризиса, когда безработица увеличивается, цены растут, а реальные доходы сокращаются. «Лишних» денег у населения уже не осталось: согласно статистике, в 2015 году расходы россиян впервые с 1998 года превысили их заработок. Но в сфере ЖКХ кризис как будто не замечают, продолжая увеличивать плату. В прошлом году россияне в среднем отдавали за услуги ЖКХ свыше 10% своего дохода. Сейчас многим придется отдавать еще больше.

    Сохранив ставки основных налогов, государство тихой сапой залезает в карманы с помощью дополнительных платежей, забывая о том, что во многих регионах люди физически не готовы нести все возрастающее бремя расходов. Власть никак не поймет, что это только накаляет и без того непростую ситуацию, связанную с кризисом. Пора начать исправлять ошибки, создавать условия для развития экономики на местах, а не опустошать карманы граждан очередными поборами.

    Юрий Алексеев

    Источник

    • Модератор
    • сообщений 526
    26 февраля 2016 г. 11:23:02 MSK

    Валентин Катасонов: России пора продавать казначейские бумаги США

    Минфин направлял запросы на оказание услуг по размещению облигаций РФ за рубежом, но теперь стало известно, что власти США посоветовали своим банкам не покупать гособлигации России. Причина тому – противоречие санкционной политике в отношении Москвы. Кажется, все логично, еще раньше было понятно, что под санкциями не было смысла выходить на рынок – об этом же говорили эксперты. Так чего же добивается Минфин? Своим экспертным мнением поделился доктор экономических наук Валентин Катасонов.

     

    Запрет США на покупку российских евробондов — это одна из экономических санкций, потому что казначейские бумаги Российской Федерации – это суверенные деньги. Ранее Россия получила санкцию от Соединенных Штатов – запрет на «длинные» и «средние» кредиты, и я думаю, что эти действия властей США подпадают под тот самый запрет.

    Поднимается очень серьезный вопрос – о том, как в Минфине заимствуют, и как они должны заимствовать. Если уж они идут на заимствования – надо все-таки, прежде всего, идти на внутренние заимствования. Скажем, у Японии один из самых высоких уровней суверенного долга, но ведь у Японии это, в основном, внутренние заимствования – вот в чем дело.

    И вообще, это большая «экзотика» — российские казначейские бумаги не очень охотно принимаются за границей, поэтому я не знаю, какая муха укусила Силуанова, что он решил размещать облигации – да еще не где-нибудь, а в США. Ну, если хочется, то пусть размещает в ближнем зарубежье, в лояльных странах. А зачем в Штатах? Это же их очевидная реакция — Силуанов что, хочет просто «получить по лбу»?

    Мне кажется, сейчас удобный момент, чтобы поднять вопрос о сворачивании наших закупок и даже распродаже казначейских бумаг Соединенных Штатов. Если они не хотят размещения российских казначейских бумаг – спрашивается, с какой стати мы принимаем их казначейские бумаги? Об этом уже много раз говорили, и снова нужно говорить — о структуре валютных резервов и структуре институтов, в которых размещаются валютные резервы.

    Конечно, Силуанов начнет говорить про определенные обстоятельства. Но это всегда больно, иначе мы не выйдем из этой зависимости. Я об этом давно говорю – нам, во-первых, надо снижать уровень резервов. Во-вторых, диверсифицировать как по валютам, так и по инструментам, и по институтам, в которых размещаются эти резервы. Это очень серьезная тема.

    Иногда наши средства массовой информации выдают желаемое за действительное: например, произошло снижение запасов казначейских бумаг США в международных резервах Российской Федерации, но это обусловлено не какими-то политическими решениями, а тем, что просто Центральный банк проводит валютную интервенцию, и снижается запас этих казначейских бумаг США. А потом на следующие месяцы опять растет. Тут нет никаких политических акций. А нам надо бы, конечно, избавиться от этого «хозяйства».

    США сейчас рассчитывают, что с нашей стороны никакой реакции не будет, что мы просто «утремся» со своими бумагами, и продолжим закупать бумаги США. И, скорее всего, так оно и будет — пока никаких намеков на то, что мы изменим эту линию, к сожалению, нет.

    Источник

    • сообщений 951
    7 марта 2016 г. 2:44:46 MSK

    Медведев поручил проработать включение печатного станка

    Медведев поручил включение станка Идея начать необеспеченную эмиссию денег для поддержки экономики продолжает набирать сторонников. Спустя несколько дней после того, какпрезидент России Владимир Путин заявил, что запуск печатного станка может стать реальностью в обозримом будущем, проработкой инициативы занялось правительство.

    Премьер-министр Дмитрий Медведев поручил министру по вопросам «открытого правительства» Михаилу Абызову создать рабочую группу для обсуждения программы Столыпинского клуба «Экономика роста», которая, в частности, предусматривает запуск в России «количественного смягчения», или, другими словами, необеспеченной эмиссии денег.

    Медведев поддержал необходимость работы над документом, сообщила РБК пресс-секретарь премьера Наталья Тимакова. Рабочая группа будет сформирована в течение двух недель, а концепция будет доработана в течение одного-двух месяцев.

    Авторы программы, среди которых уполномоченный при президенте РФ по защите прав предпринимателей Борис Титов, зампред правления ВЭБ Андрей Клепач, советник президента Сергей Глазьев и сопредседатель «Деловой России» Антон Данилов-Данильян предлагают резко изменить курс политики Центробанка - с ограничительной на стимулирующую.

    Основная идея концепции - существенное снижение ставок по рублевым кредитам (ключевую ставку ЦБ предлагается опустить до 5,5%) и активная накачка экономики деньгами.

    Экономисты-столыпинцы предлагают печатать по 1,5 трлн рублей в год в течение пяти лет и направлять эти деньги в виде кредитов на развитие промышленного производства, поддерживая «стабильно заниженный реальный эффективный курс рубля».

    Для этого авторы концепции русского QE предлагают убрать с валютного рынка основных поставщиков долларов и евро в страну - экспортеров. Они, по идее экономистов, должны не продавать валютную выручку на бирже, а сразу перечислять ее в бюджет, минуя конвертацию в рубли.

    Для того, чтобы избежать шоковой девальвации, которую может спровоцировать переток напечатанных триллионов в валюту, предлагается ввести «мягкий валютный контроль». Он будет включать налог на покупку валюты корпорациями, запрет зарабатывать на девальвации для банков (нулевая валютная позиция), вывод валютных депозитов из системы страхования вкладов.

    Авторы концепции утверждают, что такая эмиссионная политика не приведет к скачку инфляции из-за того, что количество денег в экономике сейчас занижено, и напечатанные триллионы лишь ликвидируют существующий дисбаланс.

    Результатом этих действий станет экономический рост и перезапуск национального промпроизводства, утверждают столыпинцы. Они, впрочем, не уточняют, на сколько и в какой срок вырастут соответствующие экономические показатели.

    Предлагаемая ими программа также предполагает, хотя явно это и не указывается, по крайней мере частичную смену кадров в руководстве российского ЦБ. Напомним, все нынешние «операторы» рублевого станка, включая главу Банка России Эльвиру Набиуллину, неоднократно заявляли: денежная эмиссия в России, в отличие от стран Запада, несет неоправданные риски скачка инфляции, обвала курса нацвалюты и, в конечном итоге, обернется обнищанием населения.

    Наиболее полно позицию ЦБ озвучил в ноябре и.о. главы департамента денежно-кредитной политики Банка России Александр Полонский. В течение нескольких часов в ходе заседания комитета Госдумы по финрынку Полнский доказывал депутатам, что сама по себе накачка экономики деньгами не создает экономического роста. Включение станка, по его словам, возможно лишь в условиях плановой экономики и «железного занавеса», закрывающего россиянам доступ к иностранной валюте, а в конечном итоге - технологиям.

    Впрочем, многие эксперты, не отрицая все негативные последствия денежной эмиссии, все же отмечают, что у российских властей, вполне возможно, просто нет другого выхода в условиях низких цен на нефть. Вопрос лишь в том, как долго можно откладывать запуск станка и в какой форме он в итоге произойдет. Об этом, в частности, заявил в феврале глава МДМ Банка Олег Вьюгин.

    По словам Вьюгина, уровень доходов россиян должен снизиться, чтобы соответствовать нынешним доходам экономики.

    «Как можно снизить заработные платы? Как можно снизить реальные пенсии? Есть два способа - либо меньше платить за тот же труд, меньше платить пенсионерам, либо просто индексировать, а инфляция должна это все скушать. Вопрос как будет выработана инфляция и возможности бюджета. Исходя из сегодняшних реалий, власти не смогут провести достаточно удачно политику адаптации к этим новым реалиям, если, конечно, цены останутся на таком уровне в 40 долларов за баррель, не прибегая к печатанию денег. То есть я сторонник того, что, скорее всего, процесс адаптации пойдёт через скрытую, открытую, но какую-то эмиссию», - сказал Вьюгин.

     http://www.finanz.ru/novosti/valyuty/medvedev-poruchil-prorabotat-vklyuchenie-pechatnogo-stanka-1001084071

    Это сообщение было отредактировано Олег Хоренко 7 марта 2016 г. 2:45:18 MSK
    • сообщений 951
    11 марта 2016 г. 2:58:25 MSK

    10 мифов об импортозамещении

    Глеб Никитин

    Первый заместитель министра промышленности и торговли РФ Глеб Никитин и сопредседатель «Деловой России» Антон Данилов-Данильян написали для журнала «Ъ-Деньги» статью, в которой выделили и разобрали десять мифов, сложившихся вокруг политики импортозамещения в России. 

    Миф 1: они хотят импортозаместить все 

    Конечно, это очевидное преувеличение. Российские власти отнюдь не вдохновляются примером Северной Кореи. Если бы не санкции, импортозамещение и вовсе не превратилось бы в госполитику. Даже рассуждая об опасности зависимости от импорта, представители власти отмечают, что 100%-ное замещение приводит к снижению конкурентоспособности предприятий и падению качества товаров, а потому вредно. 

    Сколько-нибудь экономически эффективно можно заместить не более трети российского импорта. Еще треть – дело неблизкого будущего: нет кадров, инфраструктуры, логистики, дешевых финансовых ресурсов, мал внутренний рынок и т.д. Еще треть российского импорта заместить невозможно в принципе. 

    Миф 2: они хотят выкинуть всех иностранцев 

    На самом деле локализация – вид импортозамещения. Привлечение инвестиций иностранных производителей в целях локализации остается важнейшим элементом курса российских властей. Всегда приветствовалась и по-прежнему приветствуется инициатива иностранных инвесторов и по созданию производств, принципиально новых для российского рынка. 

    Нет запрета и на предложение иностранному изготовителю продукции, подлежащей импортозамещению в соответствии с тем или иным отраслевым планом, стать соинвестором такого проекта. Другими словами, нет никакого желания отгородиться железным занавесом, а есть лишь проверенная многими странами политика стимулирования создания конкурентоспособных бизнесов, в том числе с участием иностранного капитала. 

    Миф 3: импортозамещение всегда сопровождается протекционизмом 

    Мировой опыт показывает, что никакой устойчивой зависимости здесь нет. В нашей стране импортозамещение, стихийно шедшее последние 20 лет (свинина, мясо птицы, пиво, безалкогольные напитки, многие виды тары, швейных изделий и т.д.), сопровождалось не протекционизмом, а либерализацией внешней торговли, в том числе под давлением ВТО. 

    Иногда власти разных стран действительно практиковали протекционизм ради создания гарантированного спроса на импортозамещающую продукцию, например, через госзаказ, специальные условия тендеров естественных монополий и контролируемых компаний. Важно было только не вызвать у замещающих импорт производителей иллюзию неизменности этих льгот. Для этого каждому такому проекту определялся срок адаптации к полностью рыночному функционированию. 

    В России сейчас прорабатываются детали механизма специальных инвестиционных контрактов (СПИКов), одним из условий инвестирования которых могут быть не только налоговые льготы, но и гарантированный заказ на часть продукции. 

    Кстати, ни один из проектов импортозамещения, профинансированных Фондом развития промышленности в 2015 году, не имел протекционистского сопровождения. 

    Миф 4: импортозамещение и СПИКи убивают конкуренцию 

    Этот миф очень опасен, особенно с учетом осознания фундаментальности фактора конкуренции, растущей доли госсектора и неудач в ходе приватизации. Недаром на рабочем завтраке, организованном Сбербанком на международном инвестиционном форуме «Сочи-2015», большинство его участников – сотня весьма авторитетных экономистов, бизнесменов и политиков – выбрали именно конкуренцию в качестве основного рецепта диверсификации экономики РФ. 

    Этот миф родился из представления, что каждый СПИК, гарантируя госзаказ участнику контракта, лишает возможности бороться за него производителей схожей продукции. На самом деле нигде в нормативных документах, начиная с закона о промышленной политике, не говорится о том, что участник СПИКа обязательно монополизирует весь объем госзаказа. И в тех случаях, когда порождаемый государством спрос достаточно велик, участник СПИКа просто не в силах будет его охватить, что оставит достаточно места для конкуренции остальным игрокам. Зато государство получит уверенность, что импортная продукция хотя бы частично будет замещена продукцией участника СПИКа, даже если иные российские конкуренты по тем или иным причинам вдруг откажутся от участия в тендере или исполнения уже заключенного госконтракта. Многое зависит и от качества экспертизы проектов, можно минимизировать риск монополизации при принятии решения по каждому СПИКу и не допустить снижения конкуренции. 

    Более того, можно утверждать, что конкуренция в ходе импортозамещения лишь вырастет, ибо благодаря ему будут созданы новые производства, часть интеллектуальных ресурсов останется в России, на рынке появятся новые игроки без административного вытеснения или ограничения старых, увеличится разнообразие продукции. 

    Миф 5: импортозамещение – это разбазаривание средств налогоплательщиков 

    Предвзятость этого утверждения очевидна, но опровергнуть его сложно, особенно если рассматривать только государственное финансирование импортозамещения. Частные инвесторы следят за расходованием своих средств пристальнее, обеспечивая в среднем большую эффективность частной собственности в сравнении с государственной. Но даже в частном секторе разбазаривание ресурсов менеджерами – явление обыденное, предмет постоянной и кропотливой контрольной работы. 

    Проблемы частных инвесторов и найденные ими решения, а также опыт контрольной работы в других странах приверженцам пятого мифа неинтересны, любая инициатива, которая касается бюджетных средств и потенциально могущая вызвать коррупционные проявления, отвергается ими сразу, с позиции «презумпции виновности». Между тем эффективность расходования финансовых ресурсов при реализации проектов импортозамещения зависит от нескольких факторов. 

    Первый – доля госфинансирования. В среднем у 55 проектов, получивших в 2015 году займы от Фонда развития промышленности, она равна 25,2%. Остальное – собственные средства заявителей, кредиты, частные инвестиции. И хотя фонд может в отдельных случаях финансировать до 70% бюджета проекта, таким правом он пользуется крайне редко, поддерживая в первую очередь те проекты, где риск неудачи распределяется более равномерно, контроль проводится сразу с нескольких сторон и разбазаривания не происходит. 

    Второй – выбранные способы принятия решений по отбору проектов импортозамещения и раскрытия информации о получивших займы компаниях. В Фонде развития промышленности проводится первичный отсев заявок, которые не подходят под его мандат. Затем аппаратом фонда и профильными экспертами осуществляется комплексная экспертиза, включающая научно-техническую, правовую и финансово-экономическую. Прошедшие отбор проекты выносятся на заседание экспертного совета. Это 15 человек, практически никто из них не является чиновником, это представители ведущих бизнес-объединений, крупнейших банков, имеющие большой опыт инвестиционно-аналитической работы. Положительное решение экспертного совета – необходимое и достаточное условие для получения займа после выполнения всех ковенант и согласованных с заявителем требований. 

    Третий фактор – вид финансирования. Максимальная ответственность получателя возникает в том случае, когда средства выдаются ему на возвратной основе с уплатой хотя бы минимальных процентов и под покрывающее долг обеспечение, в отношении которого сделана качественная рыночная оценка и утрата которого была бы весьма болезненной для заемщика. 

    Описанный механизм, реализованный в деятельности Фонда развития промышленности, мог бы быть использован иными государственными институтами развития, а также некоторыми из главных распорядителей бюджетных средств (ГРБС) по множеству частей госпрограмм и бюджетных статей расходов. 

    Миф 6: импортозамещение – это навязывание товаров плохого качества российским потребителям 

    В советские времена отечественная продукция, особенно товары народного потребления, действительно практически всегда была гораздо хуже качеством, нежели импортная. С тех пор многое изменилось, но въевшиеся в сознание стереотипы, периодически подкрепляемые отдельными негативными примерами из текущей жизни, приводят к воспроизводству подобных мифов. В среднем же российская продукция сейчас выпускается на очень хорошем качественном уровне, особенно на высококонкурентных рынках. Потребитель просто не стал бы ее покупать, если бы свойства продукции не оправдывали его ожидания. Поэтому многие российские производства выжили и существенно развились даже в период, когда для оказания им какой-либо государственной поддержки никакой финансовой возможности у страны не было. 

    К сожалению, это относится далеко не ко всем отраслям и видам деятельности, и прежде всего из-за эффекта масштаба, сводящего на нет отдельные конкурентные преимущества российского производства. Введение дополнительных стимулов для импортозамещения (например, ставка 5% годовых по займам Фонда развития промышленности) позволяет выровнять условия конкуренции и не сказывается на качестве выпускаемых товаров. 

    Второй элемент этого мифа связан со словом «навязывание». Это типичный пример использования «презумпции виновности». Государство заранее обвиняют в том, чего оно не совершало, а то и просто не могло бы совершить. Например, еще не было случая, чтобы при рассмотрении проекта в Фонде развития промышленности заявитель исходил из того, что потребителя его продукции «нагнут», «заставят покупать» и т.д. Такой проект просто не допустили бы до рассмотрения на экспертном совете. Активное развитие импортозамещения в России привело бы к появлению уже не десятков и сотен, а многих тысяч проектов, обеспечить «навязывание» потребителям миллионов партий самой разнообразной продукции – задача абсолютно нереальная в условиях очень высокой интенсивности (не путать с эффективностью) работы российских чиновников. 

    Третье: для большинства видов современного оборудования плохое качество продукции – редкость. На современных автоматизированных производствах со встроенным контролем качества это практически невозможно. Это касается не только европейского и японского оборудования, но и российского и китайского. 

    Миф 7: поддержка проектов импортозамещения – это поддержка технологий вчерашнего дня 

    Когда государство оказывает поддержку инвестиционным проектам, но взамен требует осуществлять закупку отечественного оборудования, из этого вовсе не следует, что оно будет устаревшим. Предприниматели не враги себе и не станут покупать то, что быстро сломается или будет эксплуатироваться с большими издержками. Они изучат весь рынок и выберут оптимальное оборудование в соотношении цена/качество. А если не найдут подходящего, будут настойчиво доказывать власти, что без импорта пока не обойтись, и разменяют это условие господдержки на какое-нибудь другое, например на участие в том или ином социальном проекте. Кстати, уровню закупаемого оборудования Фонд развития промышленности уделяет самое пристальное внимание. И часто это оказываются технологии не сегодняшнего и не вчерашнего, а завтрашнего дня. 

    Сейчас, несмотря на санкции, наша экономика остается открытой и рыночной, предпринимательство не запрещается, а следовательно, шансы есть у любой частной инициативы по реализации в России инвестиционного проекта, основанного на импорте оборудования или компонентов и полностью частном финансировании. Вот только таких проектов маловато для нашей страны, и государство лишь вынужденно восполняет этот пробел, помогая частным заемщикам с дешевым кредитованием. 

    Миф 8: поддержка проектов импортозамещения – это поддержка тех, кому просто отказали банки 

    Банки отказывают не только потому, что проект плохой, неэффективный или неперспективный с точки зрения конкуренции. Часто не хватает обеспечения. Либо процентная ставка не позволяет вывести проект в зону уверенной окупаемости. Либо банк вынужден предъявить потенциальному заемщику дополнительные условия и ковенанты, выполнить которые тот не в состоянии. Однако этот же проект с этим же инициатором может быть реализован в других странах. Стало быть, отказ российского банка от кредитования далеко не всегда есть следствие низкого качества проекта. 

    Наши банки функционируют в российских условиях, главными из которых для них являются требования и действия ЦБ. Регулирование валютного рынка через резкое увеличение ключевой процентной ставки в декабре 2014 года привело к росту инфляции и затруднению доступа к финансированию. Еще хуже на инвестиционном процессе сказываются постоянные требования о доначислении резервов по кредитам, выданным на финансирование долгосрочных проектов. В результате частное проектное финансирование в России практически невозможно без помощи государства. Наблюдаются совместные действия банков и различных институтов развития, таких как Фонд развития промышленности, Корпорация МСП (ранее – Агентство кредитных гарантий), Фонд развития моногородов и пр. Эта активность во многом вынужденная, следствие политики ЦБ. 

    Миф 9: даже реализовав проект импортозамещения, выйти на экспорт не получится 

    Этот миф обычно базируется на предыдущих и исходит из того, что результат импортозамещения – некачественная и неконкурентоспособная продукция, у которой нет шансов отвоевать нишу на мировом рынке. Сама жизнь опровергает этот миф: все большее число российских товаров и услуг, успешно конкурирующих с импортом внутри страны, выходит на мировой рынок. Этот процесс начался много лет назад, когда рубль был сравнительно крепок, а конкуренция на несырьевых рынках за рубежом была совсем непростым делом. Но и тогда практически каждое крупное предприятие хоть что-то, да экспортировало – от автоматов Калашникова до бухгалтерских программ фирмы «1С». 

    Еще активнее «экспортоориентированное импортозамещение» стало после девальвации рубля 2014–2015 годов. Все внутренние издержки стали гораздо меньше, чем в соседних странах, а уровень зарплат в городах с населением меньше 1 млн человек и в сельской местности в среднем оказался ниже, чем в китайских особых экономических зонах. Многие российские предприятия, по-прежнему жестко конкурируя друг с другом на внутреннем рынке, обнаружили, что их продукция стала пользоваться спросом за рубежом. При весьма неплохом качестве она теперь стоит в два раза дешевле. Возник товарный туризм. Иностранцы стали приезжать в Россию, чтобы приобрести наши товары, вплоть до автомобилей: контроль качества на заводах Ford что в РФ, что в США – один, а цена у нас ниже. 

    Теперь многие новые проекты представляются инвесторам уже с разделами в бизнес-планах, посвященными перспективам экспорта. А Фонд развития промышленности вообще отдает приоритет проектам, определяющим себя как «экспортоориентированное импортозамещение». 

    Миф 10: укрепится рубль – и все усилия по снижению импортозависимости пойдут прахом 

    Возможно, это самый серьезный миф из рассматриваемых. Укрепление рубля и связанное с ним снижение цен на импортные товары могут возобновить длившееся многие годы вытеснение отечественной продукции. Наши несырьевые товары и услуги начнут терять завоеванные ниши на рынке. Такой риск есть, но, как и всякий риск, он подлежит оценке, а не мифологизации. Что может послужить причинами укрепления рубля и какова вероятность их возникновения? Среди всех причин выделим две главные: рост цены нефти и отмену санкций и антисанкций, а значит, и мощный приток капитала в страну. 

    Вряд ли это случится. Во-первых, вероятность того, что цена нефти в ближайшие годы устойчиво преодолеет планку 60 долларов за баррель, минимальна. Во-вторых, мировая история показывает, что ввести санкции обычно можно быстро и просто, а отменить их – дело долгое и очень тяжелое. Классический пример: поправка Джексона – Вэника просуществовала более 20 лет, после того как исчез формальный повод для ее введения. 

    Вероятный сценарий: санкции и низкая цена нефти – это надолго, а значит, простор для развития импортозамещения велик. И не надо бояться разнообразных источников для расширения импортозамещения, особенно тех, которые подразумевают небюджетное финансирование. Например, использовать покупку Банком России длинных облигаций институтов развития. Это далеко не сразу повлияет на цены потребительского рынка, не скажется на бюджетных обязательствах, зато позволит реализовать в России современные, опробованные в США, Японии и во многих других странах механизмы безынфляционной эмиссии. 

    http://www.arms-expo.ru/news/modernizatsiya_i_importozameshchenie/gleb_nikitin_10_mifov_ob_importozameshchenii/


    Это сообщение было отредактировано Олег Хоренко 11 марта 2016 г. 2:59:17 MSK
    • сообщений 951
    22 марта 2016 г. 3:54:37 MSK

    Двигатель импортозамещения

    Французские двигатели на самолетах Sukhoi Superjet 100 могут заменить на пермские ПД-14

    Французские двигатели на самолетах Sukhoi Superjet 100 могут заменить на пермские ПД-14, заявил вице-премьер Дмитрий Рогозин: «Из наиболее приоритетных задач — создание семейства двигателей ПД-14 для обеспечения нашей потребности в ремоторизации Sukhoi Superjet 100 от французского двигателя. Я думаю, это произойдет уже в ближайшее время». Зампред правительства провел совещание по вопросам внутренней реконфигурации Объединенной двигателестроительной корпорации (ОДК). По мнению Дмитрия Рогозина, реконфигурация должна способствовать созданию «живой кооперации под наиболее важный продукт». Планируется провести встречу двигателестроителей, работающих в авиационной отрасли, руководителей предприятий и конструкторских бюро космического двигателестроения. Кооперация будет налажена по стендовой и испытательной базам, некоторым конструкторским решениям.

    После совещания вице-премьер заявил в официальном твиттере, что российское авиа­ционное двигателестроение отстает от иностранных конкурентов: «Самолеты у нас хорошие, а отстаем мы по топливной эффективности двигателя и по его ресурсу. Плюс еще одна проблема — скорость доставки комплектующих при необходимой замене агрегатов и, соответственно, вынужденный простой авиакомпаний. Но это все решаемо».

    ПД-14 — турбореактивный двухконтурный двухвальный двигатель без смешения потоков наружного и внутреннего контуров, с реверсом и эффективной системой шумоглушения, а также с тягой на взлете от 8 до 18 тонн. Двигатель предлагается использовать на самолетах МС-21, а более мощные модификации (ПД-18Р) могут быть применены на Ту-214, Ил-96-300 и Ил-96-400Т. Также исследуется возможность создания промышленных газотурбинных установок на базе двигателя ПД-14. Производство двигателя велось в кооперации с предприятиями ОДК, в их числе пермские предприятия — Пермский моторный завод, «СТАР-Инкар», предприятия Башкирии — УМПО и НПП «Мотор», рыбинское НПО «Сатурн» и московский «Салют».

    Напомним, в январе Минпромторг обновил госпрограмму развития авиапрома до 2025 года: финансирование проекта по доработке и сертификации двигателя ПД-14 выросло до 4,6 млрд рублей «в связи с необходимостью ускорить завершение работ». Закончен первый этап натурных испытаний ПД-14, продолжаются летные испытания.

    http://expert.ru/ural/2016/12/dvigatel-importozamescheniya/


    Это сообщение было отредактировано Олег Хоренко 22 марта 2016 г. 3:54:54 MSK
  • 22 марта 2016 г. 9:29:24 MSK

    ИЗ ТУПИКА: ПЛАН ГЛАЗЬЕВА

    Глазьев

    Ученый и политик С.Глазьев диагностирует либеральный развал ёмко и четко: «… сегодня в экономике происходит хаос. Центробанк прогнозирует снижение инфляции, а она повышается в два раза… рентабельность всех отраслей промышленности, за исключением добывающей и химико-металлургических упала в несколько раз и продолжает падать… Многие сектора экономики уже работают в убыток. Предприятия закредитованы настолько, что на погашение кредитов их владельцам приходится отдавать всю прибыль…»

    По данным Глазьева при этом «…денег в стране очень много. Они крутятся на бирже, принося спекулянтам гигантские доходы… Каждый квартал на валютной бирже оборачивается по сто триллионов рублей, а это два годовых ВВП России».

    Валютный рынок «очень хорошо» манипулируется из-за границы. ММВБ выведена из под контроля ЦБ РФ. Половина акций ММВБ принадлежит крупным российским и иностранным компаниям. Кто владелец другой половины – «никто не знает» (!!!- ЭиМ).

    Академик Глазьев прав и точен. Но в силу своего системного положения во власти он не называет (боится?) вещи своими именами. Сама фраза «принося спекулянтам гигантские доходы» - с точки зрения экономической науки нелепа.

    Какие же они «спекулянты»? Они – в силу их оборотов и безнаказанности и есть та самая воровская, нелигитимная ВЛАСТЬ НАД СТРАНОЙ, которая вовсю пользуется своими возможностями ВЛАСТИ. Эта группа спекулянтов – и есть тот ЗАГОВОР, который захватил власть над РФ в 1991 году.

    Объясняю, как экономист, почему:

    Существует закон органического строения капитала, при котором на свободном рынке деньги перетекают из сфер низкой доходности в сферы высокой доходности. Поэтому доходность всех отраслей в итоге выравнивается.
    Если что-то продаётся слишком дорого, то все начинают его производить, количество этого товара растёт, растёт и конкуренция и он дешевеет.

    Наоборот, если что-то продаётся слишком дёшево, то снижается число производителей, они переводят свои капиталы в более доходные сферы.
    В итоге дешевого товара становится мало, спрос на него не удовлетворяется, конкуренция ослабевает – и товар в итоге дорожает. А в итоге на свободном рынке выращивание лука имеет ту же самую норму прибыльности, что и банковские операции и т.п.

    Если этого не происходит, если в каких-то сферах (как на ММВБ) стабильно-повышенная доходность по отношению к другим сферам приложения капитала – ИЩИТЕ ЗАГОВОР!
    Без сговора, имеющего руку в правящей власти стабильно-повышенной доходности ни у одной сферы не бывает.
    Если спекулянты спекулируют картошкой дороже, чем луком, то всё больше и больше появляется спекулянтов картошкой и всё меньше – луком. В итоге цена на картофель снижается, а цена на лук – растёт и всё выравнивается.

    Что касается ММВБ – то в её случае нелепо говорить о каких-то «спекулянтах», якобы действующих на свой страх и риск и не связанных с властью. ММВБ с оборотом в квартал больше двух годовых ВВП страны – это, прежде всего НЕЛЕГИТИМНЫЙ И НЕКОНСТИТУЦИОННЫЙ ОРГАН ВЛАСТИ, оттесняющий легальную власть с её законодательной, исполнительной и судебной ветвями.

    Деньги – это власть и наоборот. Имея в квартал два ВВП страны, вы можете снимать и ставить министров, губернаторов, мэров, выбирать послушный депутатский корпус, вообще всячески влиять на жизнь страны.

    Вы можете, кратко говоря, всех купить и всех продать – чем ММВБ и занимается, управляя экономикой РФ, повышая или снижая оплату труда в национальном масштабе, без всяких на то конституционных полномочий.

    Глазьев по сути обозначил ММВБ как неконституционный орган власти, как группировку, узурпировавшую власть в РФ, но в силу своей системности прибег к совершенно неподходящему термину «спекулянты».

    Суть плана Глазьева по переходу от воровского общества неконституционного заговора к обществу гражданско-правовому такова:

    «Просто ЦБ РФ должен напечатать как можно больше денег и под низкий процент передать их в реальный сектор экономики. Так в последние годы делали все развитые страны» [1]. И к раскрутке инфляции это не привело, потому что дополнительные дензнаки пошли не на спекулятивный рынок, а на кредиты под конкретные промышленные и инновационные проекты. На беспроцентные, как правило, кредиты.

    Глазьев дословно говорит следующее:

    «Предприятие приходит к государству и говорит: «Дай денег, а я тебе прорывную технологию внедрю». Государство с грустью отвечает: «В бюджете денег на это нет». «А не нужно из бюджета»! – резюмирует Глазьев. Пусть ЦБ напечатает сколько предприятию нужно и даст! Так вся ведущая двадцатка стран делает».

    Россия пошла по противоположному пути – высоких процентных ставок и сокращения денежной массы на 30% в период с 2014 по 2017 год. При этом по паритету покупательной способности курс рубля занижен в 3,5 раза, золотовалютные резервы превышают денежную массу вдвое, хотя должно быть наоборот.

    «Российские монетарные власти курс не заботит. Рублем рулят все, кто хотят: спекулянты (на 91% — иностранные), биржа, паническое общественное мнение – но только не ЦБ» - жалуется Глазьев [2].

    По Глазьеву нужно: «…обязать ЦБ выпускать под инновационные и просто производственные проекты столько рублей, сколько нужно, и давать их на длительные сроки под 1% или под 0%, если речь идет о госзаказе. А коммерческим банкам продавать деньги по ключевой ставке, которая в данном случае для будущего страны уже не будет иметь значения. При таком подходе начнется рост экономики и предложения. А это значит, что включение печатного станка приведет не к росту, а к снижению инфляции. Что и доказали те же США в период с 2007 по 2014 год».

    Глазьев совершенно прав. И при этом он совершенно не прав. Парадокс? Нет. Это закономерное следствие попыток власти (устами лучшего своего представителя, С.Глазьева) ВСЁ ИЗМЕНИТЬ, НИЧЕГО НЕ МЕНЯЯ.

    Эта позиция интеллектуала, образованнейшего человека нашего времени С.Глазьева – более противоречива, чем тупое и скотское поведение оживившихся на волне кризиса тёмных рыночных либеропатов.

    Тёмные силы либеропатии, готовящие стране «новую волну приватизации» (читай – погрома) – хотят просто НИЧЕГО НЕ МЕНЯТЬ. Воровать и дальше, как воровали, наплевав, что воровской черпак уже скребет по донышку.

    Эта позиция махровой антицивилизационной регрессии – уродлива, но непротиворечива. А вот о позиции Глазьева такого не скажешь. Чтобы поменять всё – нужно начать менять хотя бы что-то…


    [1] Рост денежной массы в США с 2007 года по 2014-й составил 388%, в Швейцарии – 722%, в Японии 199%…

    [2] Россия входит в 5% стран мира и является единственной числа из G-20, где национальная валюта находится в абсолютно свободном плавании.

    Вазген АВАГЯН, специально для ЭиМ.; 18 февраля 2016

    КОММЕНТАРИИ В.АВАГЯНА

    Авагян

    Все планы выхода из либеральной патологии хороши уже тем, что ищут выход из тупика. В этом смысле не только «радикальный» (для власти) план Глазьева хорош, но даже и предельно умеренный план Аксакова. Очень может так случится, что лично господин Аксаков настолько умён и честен, что, занимаясь отделением проектов от прожектов действительно сумеет их разделить, и не вложит свежие деньги в прожекты вместо перспективных проектов.

    Но, конечно, в идеале, отделять полезные инициативы от бесполезных и вредных должен не господин Аксаков, не Титов и не Глазьев.

    Любое централизованное лидерство в этом отборе чревато клановым лоббизмом, при котором деньги получат не структуры, нужные стране, а структуры, нужные лично куратору…

    Отбор должна вести каждая бабушка, получившая хорошую пенсию. Она пойдёт в магазин, и купит (на эту хорошую пенсию, которую ей сперва нужно ещё дать!) то, что для неё, для бабушки, важно, а не для господина Аксакова.

    Когда миллионы бабушек с хорошими пенсиями будут голосовать рублём – коррупционный лоббизм окажется распылённым.

    Ну, а если бабушка выберет импортный товар? И вся её хорошая пенсия сведётся к тому, что она поддержит иностранного производителя?! Тогда все сладкие корешки от её хорошей пенсии получат за рубежом, а РФ получит только горькие вершки в виде инфляции, вывоза капитала и т.п.

    Вот поэтому рубль не может и не должен конвертироваться по навязанной в 1992 году схеме. Нельзя набрать воды в ванну, если сперва не заткнёшь пробку. Бессмысленно (и предельно расточительно!) лить воду, если диаметр слива равен диаметру крана.

    Для того, чтобы накапливать богатства в квартире – нужно позаботься, чтобы их из квартиры не выносили. Невозможно обставить квартиру, в которую с парадного подъезда заносят мебель, а с черного выносят.

    Точно так же конечно, невозможно никакими рублями, ни аксаковскими, ни даже глазьевскими, ни титовскими поднять благосостояние России, пока из неё хлещет отток капиталов таких масштабов.

    Конечно, Глазьев прав в том смысле, что для богатства нужны деньги. Оно, собственно, и измеряется-то в деньгах. Деньги нужны для обогащения нации так же, как для коттеджа кирпичи, а для сруба брёвна. Нельзя заработать деньги, которых нет – потому что их, видите ли, не удосужились напечатать! Нельзя собрать грибы в лесу, в котором не растут грибы…

    Поэтому Глазьев прав и в том, что деньги нужно допечатать, и в большом количестве допечатать. Чтобы люди могли между собой меняться благами, их нужно снабдить обменным инструментом. Спору нет!

    Но Глазьев категорически не прав, если полагает, что широкое вливание денег поможет нынешней, составленной из воров для воровства, экономической системе. Если это случится (а это, скорее всего, случится – акции Глазьева при путинизме растут) – это будет напоминать наполнение водой бездонной бочки.

    Рубли зальют в экономику – а они оттуда сольются, как вода с горы в болото. Их снова зальют – а они снова сольются. Бессмысленно стимулировать рынок повышением спроса населения – если товары на рынке импортные.

    Нужно сперва заткнуть зияющую пробоину в борту корабля по имени «гайдаровская односторонняя конвертация рубля» - тогда имеет смысл включать помпы (станок ЦБ РФ) и откачивать из трюма воду…

    На чем растут акции Глазьева? На шизофрении постсоветской политической системы, которая хотела бы «всё изменить, только ничего при этом не менять».

    Изменить всё, не меняя при этом ничего - не сможет не только академик Глазьев, но даже и старик Хоттабыч, хоть он могущественный джинн.

    Для того, чтобы наращивать благосостояние населения страны, её власти должны научится САМИ управлять финансовыми потоками. Они должны сами назначать цены – а не ждать, пока это за них сделает «рынок» (псевдоним дядюшки Сэма). И уж тем более глупо надеяться, что дядюшка Сэм назначит цены исходя из вашей выгоды, а не исходя из своей! Этого никогда не будет – пока он оценивает ваши ресурсы и направляет ваши финансовые и товарные потоки.

    Он всегда будет направлять их таким образом, чтобы проблемы и издержки стекали к вам от него, а готовые к употреблению чистые блага – от вас к нему.

    Поэтому, говорю ещё и ещё раз: рост зарплат и пенсий сам по себе ничего не даст, как и рост рублёвых инвестиций в отобранные г-ном Аксаковым (или ещё кем-то) проекты.

    Нужно управлять всей финансовой системой: отслеживать, куда тратятся доходы, следить, чтобы не было неэквивалентного обмена, назначать и контролировать цены – исходя из своих (а не «мирового рынка») интересов, планов и перспектив.

    Мало чего нужно (и кажется справедливым) мировому рынку? Может быть, ему нужно, чтобы мы все сдохли (и скорее всего, именно это ему и нужно)? А нам то нужно то, что нужно нам. А не ему. Понимаете?

    Что нужно от нас мировому рынку? То же самое, что требуется любому нанимателю: чтобы работали побольше, а зарабатывали поменьше.

    Вы ведь и сами, лично, если нанимаете на дачу таджиков, то не от любви к таджикскому народу, а потому что они дешевле славян. Вы делаете свой экономический выбор в пользу того, от кого можно больше потребовать, поменьше заплатив.

    И мировой рынок поступает точно так же: он поощряет рост трудовой нагрузки и снижение оплаты труда у наций-лохов. И для экономического убийства России этого хватит, не считая накалённой и острой русофобии у наших «партнёров». Даже и без всякой русофобии, мировой рынок будет делать жизнь в России всё хуже и хуже, а выкачивать благ всё больше и больше. Если ему не возражать – как возражают ему цивилизованные нации, не помешанные на «экономической рентабельности»…

    То есть – внимание! – нужно набраться силы воли возражать мировому рынку, спорить с ним, продвигать свои, национальные интересы вместо его нанимательских.

    А что такое «набраться силы воли отстаивать собственные интересы»? Это значит – ничто «просто так» не должно ни покупаться, ни продаваться, эти вещи нельзя пускать на самотёк. Полезные стране продажи нужно расширять, а вредные – пресекать.

    Если же исходить из логики «инвестиционной привлекательности» для зарубежья, то самым «привлекательным» будет нищий в лохмотьях, живущий на грани голодной смерти, но работающий по 20 часов в сутки. Вы этого хотите?!

    Путинизм долгие годы выкручивался, чтобы изменить геноцидный эффект гайдаровщины, ничего не меняя по существу в гайдаровском механизме (созданном под геноцид, и ничего другого обслуживать не приспособленном).

    Вначале помогли высокие цены на нефть. Путинизм добился «овцецелости-волкосытости» за счет перераспределения сырьевых доходов ельцинского мегаворья. Попросту отобрал у ворья часть его выручки и распылил в народ…

    Теперь в ход идут разные «планы Глазьева» - суть которых, повторюсь, в попытке «изменить всё, не меняя ничего». Видя в деньгах некий самоценный фетиш, некоторые экономисты думают, что раздача денег на руки и есть раздача благ на руки.

    На самом деле, конечно, не от количества денег зависит экономический успех, а от УПРАВЛЯЕМОСТИ СИСТЕМЫ, целостной совокупности управленческих решений и механизмов.

    Сказал посеять – посеяли. Сказал копать – копают. Сказал отдать за пол-цены – отдали за пол-цены. Человек, который держит в руках управление всей системой – может раздавать в её рамках и блага, как раздаёт тумаки.

    Но для этого он должен быть ответственным за своё слово, реально управляющим всеми процессами хозяином. А не фокусником, принесшим тюк бумажной макулатуры и высыпавшим его на головы «шир-нар-масс»…

    В последнем случае будет тот же эффект, как от осыпания бумажным конфетти: вначале ощущение праздника, а потом похмелье и горы мусора…

    «Овцецелость-волкосытость» больше не пройдёт. Надо приступить к отстрелу ельцинско-гайдаровских волков в экономике, потому что пока они там свободно разгуливают – все экономические инициативы упираются в отток конечных, готовых к употреблению благ из экономики.

    И если даже в три, пять, десять раз повысить производительность труда. ВВП – то кончится это тем, что ельцинские волки вывезут из страны в три, пять, десять раз больше ворованного…

    Страну может спасти только комплексная система генерации и удержания (от распыления вовне) общественных и материальных благ.

    Для того, чтобы наполнить ванну водой, нужны и кран, и пробка для слива. Одна пробка ванны не наполнит. И один кран – тоже. Только в сочетании они могут добиться накопления потребного ВНУТРИ заданной системы. Если вы топите печку в доме, то сперва закройте окна и двери в этом доме! Потому что улицу-то, ребята, не натопишь, и дров на отопление улицы не напасёшься!

    Власть не может осуществить переход от воровского уклада к гражданско-правовому, от ордынской дикости к цивилизованным отношениям – не устранив сперва НЕКОНСТИТУЦИОННЫЕ ОРГАНЫ ВЛАСТИ (олигархов, сатанистов и прочие сгустки античеловеческого заговора).

    А переходит надо. Всем надо. Иначе волна хаоса в ближайшее время накроет и нас, и Кремль, и всё человечество…

    Вазген АВАГЯН, специально для ЭиМ.; 18 февраля 2016

    Источник

  • 24 марта 2016 г. 16:51:53 MSK

    Ю.Крупнов: «Исправить роковую ошибку Ельцина никогда не поздно»

    Власть никак не решится честно отнестись к итогам приватизации 90-х

    Российские следователи попробуют доказать, что претензии акционеров ЮКОСа не имеют под собой юридических оснований.

    Уже в ближайшее время Гаага получит документальные свидетельства, что Михаил Ходорковский и Леонид Невзлин приобрели свой контрольный пакет акций незаконно.

    «В ходе расследования «основного дела ЮКОСа» были проведены обыски у ряда бывших топ-менеджеров, результаты которых позволят доказать, что в 1995-1996 годах группа лиц под руководством Ходорковского через подконтрольные им компании приобрела 78% акций ОАО «НК "ЮКОС"», в том числе 45% которых находились в федеральной собственности", - сообщил агентству ТАСС информированный источник.

    Но следователи принялись «копать» хотя и с достойным уважения усердием, но только не с того конца - рассказал KM.RU политолог, член федерального совета «Партии дела» Юрий Крупнов:

    Пересмотр итогов приватизации – залог оздоровления национальной экономики

    - Безусловно, рано или поздно мы все равно придем к вопросу о пересмотре итогов приватизации, проведенной в 90-е годы, а так же к вопросу о должной компенсации за все выведенные в течение последних 20 лет активы. Сейчас же пока остается лишь надеяться на то, что нынешнее вновь открывшееся разбирательство вокруг ЮКОСа действительно позволит это сделать.

    Без пересмотра итогов приватизации мы не вырвемся из тисков этой убогой антиэкономики, в которой в настоящее время находимся, тем более когда упали цены на нефть и действующая экономическая модель во всей красе продемонстрировала свою несостоятельность даже самым безнадежным оптимистам.

    А это значит, что нужно шире ставить вопрос – не просто о законности приобретения Ходорковским и его приближенными акций нефтяной компании «ЮКОС», не только о мере их персональной ответственности за это, но и о пересмотре итогов приватизации 90-х годов как таковом.

    Что касается попыток воздействия на западное правосудие путем предоставления ему неких новых обстоятельств по известному делу, то, прежде всего, надо помнить народную мудрость про ложку, которая дорога к обеду. Мы уже все провалили в правовом плане, что можно было провалить и непонятно, на что теперь наша власть рассчитывает в диалоге с Западом теперь, когда ранее уже не раз показала предельно небрежное отношение к решению такого рода принципиально важных задач.

    Вместо того, чтобы честно, кардинально и в суверенных интересах исправлять допущенную при Ельцине ошибку, мы предпочитаем сегодня покорно утопать во все новых и новых судебных процессах вокруг «ЮКОСа». Направляем ходатайства за ходатайством, пытаемся оспорить какие-то нюансы, при этом сами откровенно слабо веря в действенность всех этих мероприятий.

    Конечно я не хочу сказать, что предоставление в Гаагу новых доказательств является бессмыслицей. Оно формально дает нам серьезное основание для отказа в одностороннем порядке от исполнения нынешних требований со стороны международных судебных органов. Как минимум на выдвинутые Россией обвинения самим истцам придется давать развернутые и мотивированные ответы. Но другой вопрос, что мы в конечном итоге от всего этого выиграем и в финансовом, и в политическом, и в моральном плане?

    Надо наконец-то решиться назвать воров ворами

    Если уж мы не готовы сделать над собой усилие и дать честную оценку тем залоговым аукционам, то следует хотя бы сосредоточиться на проведении новой индустриализации и воссоздании национальной промышленной системы – пусть и не того уровня и содержания, что имело место в Советском союзе, но с использованием новых разработок, концепций. Но и по этой части нам пока хвастаться откровенно нечем.

    Что же мешает Путину принять наконец-то волевое решение и от разговоров про «поураганивших в 90-е» перейти к делу – возрождению едва ли не до основания разрушенной ими промышленности и экономики?

    Думаю, корень проблемы здесь лежит в том, что фактически все нынешние элиты – «дети» тех залоговых аукционов и даже те, которые пришли во власть уже в «нулевые» так или иначе включились в общую среду, приняли ее правила и просто не мыслят для себя и для страны иной реальности.

    Они боятся действительно печального примера Украины, и оспаривать этот лукавый аргумент, не учитывающий множества нюансов – дело действительно непростое, возможно неблагодарное, но все же нужное в интересах как раз подлинной стабильности страны.

    Но нужно просто наконец-то набраться смелости и окончательно порвать с преступным наследием 90-х.

    Источник

    P.S. Пересмотр итогов приватизации - это смена владельцев собственности, то есть революция. Главное, чтобы эта революция оказалась мирной

    • сообщений 951
    26 марта 2016 г. 13:53:36 MSK

    Глазьев считает, что курс рубля к доллару занижен в три раза

    Курс рубля к доллару, установленные сегодня в России, занижен в три раза, заявил советник Президента РФ по вопросам региональной экономической интеграции Сергей Глазьев в эфире «Русской службы новостей».

    Он привел оценки покупательной способности доллара Организацией экономического сотрудничества и развития и описал методологию подсчета, когда берется корзина товаров в России и Соединенных Штатах Америки и сравнивается, сколько товаров из нее можно купить на 100 долларов в Америке и в РФ. Таким образом, по словам Глазьева, получается, что покупательная способность одного доллара эквивалентна примерно 23-25 рублям. «Это данные межстрановых сопоставлений, хороша отработанная методика, которая применяется более 50 лет», — сказал советник главы государства.

     Центробанк России, полагает Глазьев, обладает безграничными возможностями по стабилизации курса национальной валюты. В нынешней ситуации, как считает экономист, было бы разумным зафиксировать курс рубля на уровне, который бы смог обеспечить конкурентоспособность экономики. Фиксировать курс рубля нужно не на уровне 23-25 рублей, а «на уровне тех колебаний, которые были в последние два года, — от 60 до 80», заметил Глазьев.

    https://www.pnp.ru/news/detail/122516


    Это сообщение было отредактировано Олег Хоренко 26 марта 2016 г. 13:53:49 MSK
    • Модератор
    • сообщений 526
    1 апреля 2016 г. 18:10:45 MSK

    Как обустроить бюджет

    Никита Кричевский о прогрессивном подоходном налоге

    Справедливость как равенство прав, свобод и возможностей для развития индивидуумов достигается, в том числе посредством эффективного участия государства в общественном перераспределении доходов, предпринимаемом для уменьшения социального и экономического неравенства.

    Одним из общепризнанных в мировой практике способов перераспределения является прогрессивное налогообложение доходов физических лиц (НДФЛ). Плоская шкала НДФЛ, как правило, вводится временно, на этапе «взросления» налоговой системы, с целью, с одной стороны, сделать налогообложение всеобщим, с другой стороны, дать фору во времени становлению налогового администрирования.

    По мере закрепления основных налоговых принципов и институтов плоская шкала претерпевает последовательные изменения в направлении прогрессии. Так происходит во всем мире, так в недалеком будущем случится и в России.

    Справедливо ли, что более успешным, здоровым, образованным придется платить больше из своих доходов? На взгляд отдельного индивидуума, родившегося «с серебряной ложкой во рту» — конечно, нет, однако, по мнению большинства — без сомнения, да. Как писал в «Теории справедливости» выдающийся социальный философ Джон Ролз, «злом все-таки можно поправить зло, в том смысле, что наилучшее из возможных устройств может содержать баланс несовершенств, систему компенсирующих несправедливостей». Баланс, что создает относительно приемлемые условия устойчивой социальной кооперации, столь привычные в развитых странах и так милые сердцам современной российской элиты.

    Необходимость трансформации российской системы НДФЛ подтверждается рядом объективных и субъективных аргументов, некоторые из которых предлагаются ниже.

    Плоская шкала НДФЛ, существующая в России на протяжении последних 15 лет, подошла к пределу эффективности. Если в первое время после ее введения налоговые сборы по НДФЛ, исчисляемому по ставке 13%, как нас убеждали власти, действительно росли опережающими зарплаты темпами, то в последние годы обрела устойчивость противоположная тенденция: среднемесячные номинальные зарплаты увеличиваются быстрее сборов, причем, в кризисные периоды расхождение становится отчетливее.

    Для удобства ознакомления с подтверждающей статистикой, а также к вящему удовольствию экономических гурманов, данные по налоговым сборам и росту среднемесячных начисленных зарплат за 2008−2014 годы сгруппированы в таблицу (хотя, возможно, графика смотрелась бы органичнее).

    Таблица 1

    Сравнение сборов по НДФЛ (13%) и среднемесячной заработной платы в 2008—2014 гг.


    Таблица 1

    Источники: ФНС России, Росстат.

    Итог: в период 2008—2014 годов общая сумма исчисленного НДФЛ по ставке 13% возросла на 69,7%, тогда как среднемесячная номинальная начисленная зарплата (из которой удерживается НДФЛ по ставке 13%) — на 87,9%. Это говорит о том, что:

    • тезис об опережающем росте сборов НДФЛ по ставке 13% в наши дни — ложный;
    • средняя номинальная заработная плата растет быстрее налоговых сборов, то есть налоговые агенты сборы по НДФЛ недоплачивают;
    • в кризисные годы разрыв между ростом средней заработной платы и увеличением налоговых сборов усугубляется — зарплаты растут быстрее;
    • имущественный и прочие налоговые вычеты, уменьшающие показатели суммы собранного НДФЛ, отставание темпов прироста номинальных начисленных зарплат и налоговых поступлений по НДФЛ не объясняют.

    2. Бесспорно, что плоская шкала НДФЛ функционирует в интересах высокодоходного меньшинства. Сколько их, «меньшевиков»? Данные ФНС России позволяют ответить и на этот вопрос (хотя и тут, возможно, нагляднее была бы графика).

    Таблица 2

    Распределение плательщиков по НДФЛ по годовому доходу в 2014 году (чел.)


    Таблица 2

    Источник: ФНС России.

    Из второй таблицы следует, что в 2014 году официальными годовыми доходами от 1 млн. рублей и выше располагали 688 965 человек или 7,1% от всех подавших налоговые декларации (на самом деле удельный вес российских богачей еще меньше, так как необходимость декларировать доходы возрастает вместе с ростом этих доходов). С некоторой долей условности можно сказать, что 1% от среднегодовой численности занятых в экономике (67762 тыс. человек в 2014 году) формирует до трети всех поступлений по НДФЛ.

    И, без сомнения, имеет своеобразный гандикап по уровню доступа и потребления общественных и частных благ в сравнении с остальным населением, причем, как для себя лично, так и для членов своих семей старших и младших поколений. Больше того, означенное меньшинство облагодетельствовано различными трансфертами: от преференций в социальном взносообложении (регрессия в системе обязательных страховых взносов начинается с 796 тыс. рублей дохода нарастающим итогом с начала года) до отсутствия в современном российском общественном пространстве налога на наследование (дарение) и отказа власти пересмотреть итоги грабительской приватизации 1990-х.

    В этой части уместно напомнить, что практически в любом современном обществе кроме подоходного и других налогов существует инфляционный налог, фактическое обложение которым меньшинства оказывает существенно меньшее воздействие на финансовое благополучие наиболее обеспеченных граждан в сравнении с остальными, особенно, низкодоходными членами общества.

    1. Если мы признаем неотвратимость отказа от плоской шкалы НДФЛ, возникает вопрос о критериальном подходе определения основных параметров прогрессивного налогообложения. Предложений здесь множество, но они, как правило, не учитывают, во-первых, число граждан, получающих доходы ниже прожиточного минимума, а во-вторых, игнорируют величину не средних, а медианных доходов.

    И все же наиболее приемлемым вариантом, «подсказанным» ФНС России (таблица 2), представляется прогрессивное обложение, начиная с годового дохода нарастающим итогом от 1 млн. рублей. Величины же прогрессивных налоговых ставок отдадим на откуп нашим креативным законодателям.

    1. С введением прогрессивной шкалы НДФЛ не следует недооценивать вероятность того, что наименее обеспеченные граждане не получат ожидаемых выгод. Джеффри Бреннан и Джеймс Бьюкенен в «Причине правил» писали об этом так: «Политические трансферты всегда будут осуществляться таким образом, что доход будет изыматься у меньшинства и передаваться принимающему решения большинству, а беднейшие индивиды не могут рассчитывать на то, что они будут оказываться в большинстве чаще, чем все остальные». Поблагодарим классиков за предупреждение.

    В 2014 г. величина официального прожиточного минимума составляла 8050 рублей, доходы ниже этой черты получали 11,4% населения или 16,7 млн. человек. В 2015—2016 годах этот показатель предсказуемо увеличился. При всех нюансах определения «бумажной» бедности (значительная часть «бедных» предстает таковой только на росстатовской бумаге, на деле же они получают зарплатный минимум, а остальные доходы «добиваются» окольными путями), было бы логичным полностью освободить эту часть населения от уплаты НДФЛ.

    5. При переходе к прогрессивной шкале возникает еще одна проблема, а именно, усиление налогового администрирования и ответственности за неуплату налогов. Если мы движемся в направлении распределительной справедливости, значит, мы должны предусмотреть эффективные санкции за несоблюдение правил. Вряд ли у фискалов, чей контролирующий не только доходы, но и расходы инструментарий в последние годы и расширился, и усовершенствовался, возникнут существенные трудности при отслеживании доходов упомянутых 688 965 человек (в связи с кризисом их число, вероятно, еще меньше).

    …Пункт о введении прогрессивной шкалы НДФЛ, по всей вероятности, станет одним из наиболее популярных в предвыборных программах кандидатов в депутаты Госдумы. Надеюсь, представленный материал станет полезным подспорьем борцам за народное счастье.


    Автор — доктор экономических наук, профессор

    Источник

    • сообщений 951
    2 апреля 2016 г. 0:30:30 MSK

    Прогнозы экономического развития РФ: виден ли свет в конце туннеля?

    Свет в конце

    Март 2016 года стал месяцем большого прогнозирования в сфере экономики. Наиболее обсуждаемым в новостях стал последний прогноз на 2020 год, выпущенный аналитиками Министерства экономического развития РФ. Согласно его положениям, экономика выйдет из рецессии в 2017 г. при $45 за баррель, а $50 к 2020 году обеспечат бездефицитный бюджет.

    Институт «Центр развития» при Высшей школе экономики немногим ранее – 15 марта – выпустил традиционные «Комментарии о Государстве и Бизнесе», в которых усматривает потенциальные источники роста в том числе и в российской промышленности. По данным экономиста Центра Валерия Миронова, за истекший год прирост выпуска продукции демонстрируют такие отрасли промышленности, как химическая, пищевая, добывающая и нефтеперерабатывающая (вместе с производством кокса), на которые пришлось в общей сложности 56% объема отгруженной продукции промышленности. Сюда можно добавить отрасли, снизившие объемы выпуска, но увеличившие привлечение инвестиций. Это производство резины, пластмасс, электронного и оптического оборудования (5,2% общепромышленной нагрузки).

    Достаточно оптимистично в экономическом блоке правительства оценивают будущую инфляцию в России. По мнению МЭР, к 2020 г. она сократится до 5%; Центробанк забегает вперед, обещая 4% инфляцию уже по итогам 2017 года. И некоторые основания для таких оценок есть. Итоговый доклад объединенной миссии Международного валютного фонда и Мирового банка, действовавшей 15-30 марта в контакте с ЦБ РФ, дает высокую оценку действиям Центробанка как мегарегулятора финансового рынка.

    «Команде аналитиков удалось обеспечить приближение к мировым стандартам в области банковского надзора и страхования. Кроме того, российские власти добились значительного прогресса в области макропруденциальной политики (т.е. регулирования системных рисков финансовой системы – Прим. авт.)», утверждают эксперты МВФ и ВБ. Вместе с тем они подчеркивают, что «банковское регулирование обеспечит лишь небольшой процент экономического роста».

    В любом случае, отмечают представители ВШЭ, инвестиции по экономике в целом пережили спад на 1% - около 100 млрд. рублей – и далеко не во всех отраслях демонстрируют тенденцию к росту. В сборнике «Комментарии о Государстве и Бизнесе» повторяется вывод – инвестициям в российскую экономику мешает «атмосфера неопределенности и недоверия». «У компаний есть ресурсы, но нет определенности. Сигнал, что она наступила, должно дать государство», - вторит им Минэкономразвития. Но пока что экономика получает прямо обратные сигналы. Генерирует их, сколько внешнеполитические передряги (пример – тупик в переговорах о грузоперевозках с Польшей, способный болезненно ударить по российско-европейской торговле) и новости с нефтяного рынка.

    По данным экспертов Центра развития, обменный курс рубля на 86% определяется именно динамикой цен на нефть. А динамика эта оставляет желать лучшего: переговоры ведущих нефтяных держав о заморозке роста добычи буксуют из-за позиции Ирана, а наращивание запасов нефти сулит новое затоваривание рынка и снижение цены (специалисты ВШЭ рассматривают на 2016 год варианты $38 и $35 за баррель). До необходимой для скорого выхода из рецессии цены на нефть, заявленной МЭР, это явно не дотягивает.

    Впрочем, и прогноз Минэкономразвития чересчур оптимистичным назвать нельзя: доходы населения за 2015-2016 год сократятся на 8%, реальные доходы россиян в 2020 г. будут на 5% ниже показателей 2014 г. Темпы роста экономики, по мнению команды Улюкаева, тоже оставляют желать лучшего: в 2016-2018 гг. ожидается 0,5-процентный спад, и даже в случае обещанного выхода из рецессии выше 2,5% прироста ВВП России не видать. Инвестиции в экономику РФ, по мнению министерских провидцев, в 2020 г. тоже будут отставать от докризисного уровня. Это мало чем отличается от предрекаемой ВШЭ «стагнации на фоне снизившейся базы».

    http://finobzor.ru/show-9728-prognozy-ekonomicheskogo-razvitiya-rf-viden-li-svet-v-konce-tunnelya.html

  • 4 апреля 2016 г. 21:19:33 MSK

    Владимир Левченко: «Власть не осознает, что наступит завтра»

    Почему у каждого из нас своя инфляция

    Финансовый аналитик Владимир Левченко о расколе и войне среди правящей элиты, непротестных настроениях «низов», о том, почему у нас украли пенсию, как Россия самоуничтожается, что цена на нефть не вырастет, а рубль переоценен втрое.

    Василий Колташов: Гость «Открытой студии» — Владимир Левченко, финансовый аналитик.

     

    Владимир, первый вопрос касается недавнего заявления Сергея Глазьева о том, что рубль по отношению к доллару существенно недооценен. Каково ваше мнение?

    Владимир Левченко: Я, напротив, считаю, что рубль существенно переоценен, процентов на 50. Давайте посмотрим, что мы такого производим в России конкурентоспособного по сравнению с тем, что мы можем купить? Ничего, по большому счету.

    В.К.: А недвижимость?

    В.Л. В недвижимости другая составляющая. Кто там недавно сказал, что у нас себестоимость нефти — два доллара за бочку? И при этом им сорок долларов мало. А сто было нормально? То есть продавать в 50 раз выше себестоимости! Мы же примерно знаем себестоимость московской недвижимости. Поэтому здесь ценам падать и падать еще. Просто все привыкли к какой-то там супер-сверхприбыли. Это первый момент конкурентоспособности. Почему ввели сельскохозяйственные антисанкции? Потому, что даже при текущем курсе нашей национальной валюты, все равно отечественные продукты неконкурентоспособные.

    Второй момент. Мы видим, что за последние года два с половиной, все действия наших регулирующих органов, с точки зрения экономики, приводят к падению глубины разделения труда. Это я говорю к тому, что разговоры про какой-то там паритет покупательной способности — сказки. Чем глубже разделение труда, тем у вас больше людей, которые создают больше стоимости, то есть больше высокооплачиваемых людей. А у нас последние два с половиной года ведется политика, конечно, нельзя сказать, что она целенаправленная, скорее, от недостаточности профессионализма. Вот они приводят к падению именно высокооплачиваемых рабочих мест в нашей экономике, что, естественно, приводит к долгосрочной тенденции падения уровня жизни в нашей стране, причем, абсолютно на всех уровнях. Поэтому, естественно, если мы с вами отъедем в какую-нибудь деревню, или в сезон, допустим, на Кубани или на Дону те же помидорчики стоят три копейки, в буквальном смысле слова. Они дешевые, потому что здесь выращиваются и хорошо, а в Москве они стоят дороже. Так что, тогда? Рубль там, рубль здесь — они разные что ли? Ну, это же смешно, на самом деле. А, допустим, в той же Америке, самая технологичная в мире экономика, сколько производят они технологичной продукции? Сколько есть людей, которые создают просто огромный массив стоимости? Я на этот вопрос всегда отвечаю просто, что Эйнштейн создавал стоимости больше, чем миллион китайцев. И здесь с этим спорить невозможно. Отсюда и курс валюты.

    В.К.: А почему, собственно, не 25 рублей за доллар?

    В.Л.: Потому что вы видели, что произошло с нашей экономикой в прошлом году, когда вдруг решив, с перепугу (сказался недостаточный, на мой взгляд, уровень профессионализма), регулирующие органы начали резко сжимать рублевую массу. В результате вырос дефицит бюджета. У нас в очередной раз украли пенсии, подняли налоги. Сейчас акцизы на топливо поднимают, соответственно, у нас экономика просто обрушилась.

    В.К.: Вы хотите сказать, что старались держать рубль завышенным?

    В.Л.: Они думали, что реально сейчас цена на нефть вырастет, все вернется. Ну, это как в том старом анекдоте про мужика и Золотую рыбку, когда: «Рыбка, я хочу, чтобы у меня всё было». «Мужик, у тебя уже всё было». Эти времена остались позади. Попытка вернуться туда, назад — только хуже будет становиться от этого. То есть нужно идти дальше, развиваться, создавать что-то новое, а не мечтать о том, что сейчас придет опять Дядя Сэм и поднимет цену на нефть. Исторически Америка развивается только в периоды низких сырьевых циклов, если кто историю не знает.

    В.К.: Улюкаев заявил, что наша экономика «где-то около нуля». Как это понимать, чего ждать, к чему готовиться? И где это — «около нуля?»

    В.Л.: Где это «около нуля» — это вопрос, скорее, к Алексею Валентиновичу. Что такое экономика? Экономика — это некое потребление различного рода благ. Представьте нашу экономику. Вот — ноль, то есть отсутствует наклон. Вот у нас с вами ровный стол, чашка кофе стоит, она никуда не наклонена, то есть кофе из нее никуда не выливается и ничто наверх не толкает. Мы девять месяцев на этой ровной поверхности, и при этом мы находим равновесие. Что же должно быть с головой, чтобы в течение девяти месяцев мы стояли на двух ногах и не могли найти равновесие? Или — мы стоим на четвереньках? Или у нас уже мозжечок перестал работать совершенно, и мы вообще не понимаем, где находимся? Если посмотрим программное заявление, которое прошлой осенью делал премьер-министр Медведев, то да, там в открытую говорится: мы не понимаем, где находимся, не понимаем, куда движется мир. Мы не понимаем, почему и зачем он туда движется. Но мы прекрасно понимаем, почему нас туда не берут, потому что мы отказываемся развиваться вместе со всем миром. Вот ответ на вопрос.

    Меня часто спрашивают: «А когда станет лучше?». Я говорю, а для этого несколько должно быть моментов. Для начала — когда захотим. Мы должны этого захотеть! А пока что у нас все ищут внешнего врага экономического. У нас говорят: «Вот кто-то обрушил цены на нефть». Господа, если у вас стоимость добычи нефти по всем основным регионам существенно ниже текущих цен, что, значит, кто-то обрушил цену на нефть? Ну, вот как? То есть мы должны захотеть. Слава Богу, мы не Саудовская Аравия. Да, мы умеем что-то создавать новое, и наша история, наши отцы, деды, прадеды показали, что мы действительно это умеем. Смотрите, что говорят англичане, американцы: «Если нужно сделать что-то обычное, не давайте это русским, они не сделают вам десять одинаковых вещей, они будут делать десять разных». Но при этом они говорят: «Если надо сделать что-то очень сложное, дайте японцам, а еще лучше немцам. А вот, если невозможное, то сделают только русские». Почему мы свои сильные стороны уничтожаем сознательно, пытаемся конкурировать на тех, причем крайне низко квалифицированных сегментах, где мы еще и не конкурентоспособные?! Вот мы и получаем тот результат, который есть. Поэтому мы должны: захотеть, понять, сформулировать и начать действовать. После этого начнет появляться некий результат. То есть нужно смотреть, исходя из очень долгосрочной перспективы.

    В.К.: Барак Обама недавно заявил, что ему кажется, что президент России редактирует все статьи в российской прессе, вообще все контролирует. Насколько реальную информацию по ситуации в стране получает наш президент?

    В.Л.: Лично мои статьи он, точно, не редактирует. В этом я абсолютно уверен. Потому что то, что я пишу, в том же виде до читателей доходит. Это понятно. С другой стороны, насколько, действительно, президент получает объективную информацию, сказать сложно. В современных условиях возможность, особенно на самом высоком уровне, получать полную картину, абсолютная. Вопрос — в желании. Здесь сложно сказать. Единственное, что я вижу, это отсутствие примата экономики. Несмотря опять же на все заявления президента, что, действительно, сельское хозяйство всегда было и есть важнее армии — это вещи очевидные. Но пока мы видим, что все это развивается достаточно тяжело и грустно. Поэтому здесь приоритеты немножко другие. Почему они такие, тоже можно, наверное, в нынешних условиях понять: действие идет, на мой взгляд, по самому простому сценарию. С точки зрения теории семилетних циклов в психологии, основная масса нашего населения — это психологические подростки, которые не в состоянии принимать на себя ответственность за собственные действия. Они постоянно делегируют эту ответственность наверх. Соответственно, состояние массы подростков очень простое — это постоянная агрессивность и перекладывание вины за проблемы на кого угодно. Что мы, собственно, и видим везде: и во внешней политике, и во внутренней, в общем, где угодно. Ну, и в данной ситуации, позиция: «над схваткой», «вот приедет барин — барин нас рассудит». Этот «барин», который, не важно, приехал или не приехал, еще может быть плохим. Самый главный, там наверху, он априори должен быть хорошим. Это глубокий патернализм, который в нас сидит. Взрослому человеку, который сам в состоянии опереться на свои внутренние способности и который психологически зрелый, ему не нужен «папа сверху», ему никто не нужен. Поэтому он сам в состоянии отвечать за свои поступки, за поступки своих детей, семьи и далее. Соответственно, чем более взрослый человек, тем за большее количество людей он в состоянии отвечать. Поэтому у нас основная масса и выбирает себе такого человека. Это просто.

    В.К.: Если мы говорим, что россияне — «подростки», а у нас 22 млн. человек за чертой бедности. Безработица идет к 6%. Все чаще люди упоминают слово «кризис», недовольство растет. Этим «подросткам» полагается протестовать или нет?

    В.Л.: Вообще — да. Здесь мы знаем, есть несколько причин. Во-первых, откуда такая проблема? Это тоже, в том числе, из-за дорогого рубля. Я давно говорил, что лучше получать зарплату при курсе 70 рублей за доллар, чем не получать ее при неважно каком курсе: при тридцати, сорока, пятидесяти… Вот в этом-то состоит вопрос: у нас вся политика регулирующих органов построена так, опять же трудно сказать сознательно-бессознательно, чтобы обычный человек не в состоянии был себе заработать на кусок хлеба сам, чтобы он все время снимал шапку и шел с челобитной куда-нибудь, куда угодно, не важно: в Газпром, в Роснефть, в Сбербанк, в любую мегакорпорацию, в которой он — никто, ничего не решает. И в которой ему: «Мы тебе зарплату дадим или не дадим, или уволим, может, и уволим даже. Но судя по безработице — не уволим. Но, инфляция будет идти, а ты будешь получать те же рубли». И у тебя отсутствуют шансы сделать что-то самому, какие-то улучшения. В этом самая большая проблема.

    Следующий момент. О протестах. Мы не взорвемся. У нас Майдан, в принципе, невозможен сейчас. Может быть, лет через 20, а раньше — вряд ли. Потому что мы, во-первых, с 1988 по 2010 годы в демографической яме. Социально активных, то есть молодых 18-, 20-, 25-летних, с каждым годом все меньше. Во-вторых, они родились и вырастали в семьях в тот период, когда уже шел подъем благосостояния, не основанный вообще ни на чем. То есть сами люди ничего не сделали для того, чтобы жить лучше: они просто все время жили.

    Естественным образом расширялся рынок за счет роста цен на нефть, падения курса доллара и процентных ставок в долларах. И те, кто мог что-то делать, просто хватали эти куски, а основная масса, 80% населения, сидели, и у них рос уровень жизни. На протяжении 2000−2012 годов люди делали все то же самое, но получали за это больше. Вот это неправильно, противоречит экономике, сильно развращает. Это такой своеобразный наркотик, на который подсела вся страна, и сейчас, естественно, хочет туда вернуться. Это нужно менять. Поэтому сколько бы здесь ни было бедных, протестовать они не пойдут.

    Есть еще один важный психологический феномен. Долгое ничегонеделание приводит к долгосрочной депрессии. Мы в таких условиях живем, начиная с 1917 года. Соответственно, когда это чуть ли не на генном уровне начинает сказываться, то приводит к колоссальной пассивности населения в целом. Выйти из этой психологической депрессии целой нации очень сложно. Это буквально новейшие исследования, они действительно дают ответы на очень многие вопросы, но они не дают ответа: «А как отсюда выйти?». То есть понятно, что выходят только индивиды. И вот эти индивиды должны действительно толкать дальше нашу цивилизацию.

    В.К.: Тем не менее, экс-сотрудник ФСБ Алексей Кондауров говорит, что власть без лишнего шума, но весьма основательно готовится к протестам.

    В.Л.: Я думаю, что массовых протестов быть не может. Это первое. А если что-то такое будет, то пресечется очень быстро и в самом своем начале. Потом, действительно, у нас у власти в основном представители спецслужб, силовых структур, и любая деятельность должна быть пресечена в самом начале, которая идет против власти. Я думаю, они с этим пока что справятся. Другое дело, при дальнейшем развитии такой ситуации и при ухудшении экономической ситуации, здесь вопросы возникнут. Скорее всего, если мы говорим о каких-то серьезных социальных катаклизмах в нашей стране. Думаю, на ближайшие годы снизу такие катаклизмы, скорее, невозможны вообще, чем вероятны. Единственное, где могут быть вопросы, это связанные с расколом в правящей элите. Эти процессы, на мой взгляд, уже идут, запущены и тут будет все, конечно, зависеть от того, есть ли там система сдержек и противовесов. Потому что, когда сама система, по большому счету, отсутствует, то очень сложно о чем-то говорить. И вот такие риски, безусловно, существуют, проявятся, в любом случае. Вопрос, когда и как, пока об этом достаточно сложно говорить.

    В.К.: В Министерстве экономического развития фиксируют замедление спада российской экономики. Кажется, что мы, побывав около нуля, вроде бы нащупываем «новое дно», как любят говорить наши министры. Может быть, мы не провалимся в это дно?

    В.Л.: В 98-м году в Лондоне такую поговорку сочинили, когда все рынки повалились, девальвация рубля была, кризис развивался. Он начался еще до азиатского кризиса, т.е. там был первый масштабный кризис на развивающихся на тот момент рынках. Начался он с Китая, с Мексики, затем уже была Юго-восточная Азия целиком от одной страны к другой, потом он докатился до Восточной Европы, до нашей уже страны, и затем до Латинской Америки. Они говорили, да, мы думали, русские уже упали на дно, но кто бы подумал, что они еще копать начнут? Поэтому вопрос, захотим ли мы копать или нет? Нет, не захотим. Мы сейчас в слишком пассивном состоянии. Но и строить отсутствует желание. Покажите мне, кто и что тут делает для того, чтобы стало лучше. Вся политика исходит из состояния сознания. А такое ощущение, что в сознании наших регулирующих органов вообще тотально отсутствует слово «завтра». Если мы, в принципе, ведем себя так, как будто у нас завтра отсутствует, то страна наша без будущего.

    В.К.: Власть говорит, что «мы ожидаем повышения цен на нефть»…

    В.Л.: А что мы делаем? Во-первых, цены на нефть вырасти не могут. Это — объективная реальность, потому что мы находимся в падающем сырьевом цикле, перепроизводство растет.

    В.К.: Вы говорите о падающем сырьевом цикле. Объясните, чтобы понять: потому что Запад говорит, что Россия создала мега-картель, члены ОПЕК и не члены ОПЕК объединились, оказали моральное давление на рынки, те сдались, цены на нефть выросли.

    В.Л.: Я сомневаюсь, что это сделали наши товарищи. Потому что мы хоть и являемся страной, которая больше всех добывает нефти, но на мировой арене наша энергетическая роль в последние годы снижается. Во-вторых, все тоже прекрасно понимают, что все эти разговоры вызваны единственным банальным фактором — что мы, просто-напросто, проходим пик добычи. Договоримся о заморозке, не договоримся — у нас все равно добыча снижаться будет. Потому что собственных технологий нет, сделать их нормальными невозможно. Почему невозможно, ответ очень простой. Банальные законы размера рынка. Просто отсутствуют ресурсы, чтобы их вложить.

    Почему Советский Союз проиграл соревнование? Потому что размер рынка Совета экономической взаимопомощи был банально меньше размера рынка капиталистических стран. Вот и все. Запас прочности у нас есть, безусловно. И торговый баланс у нас профицитен, более того, можно сказать, что он никогда не был дефицитным. В этом плане политика Мальчиша-Кибальчиша «день простоять, да ночь продержаться» — так можно держаться долго. Но только население будет жить все хуже и хуже, а мир будет развиваться. И мы с вами опять вспомним те разговоры, как в конце 80-х. Да, мы думали, что мы отстали на 20 лет, потом оказалось, что на 30. Нет, в результате оказалось, что мы отстали навсегда.

    В.К.: Вы несколько месяцев назад говорили, что цены на нефть должны двигаться вниз: это их логика. Они и двигались до конца января, когда мы видели 28 долларов за баррель нефти марки Brent, а потом произошел резкий рывок вверх — до 43 даже доходила цена, и сейчас она около 40. Как это прокомментируете, что произошло?

    В.Л.: Стандартная ситуация, ничто не может двигаться вечно в одном направлении. Если локально брать причины, знаете, в советское время была такая поговорка — налетай, подешевело: было — рубль, стало — два. Пока сегодня рубль, завтра рубль, послезавтра рубль — это никому неинтересно. А как только стало два, сразу: «Ой, может, завтра три будет». Т.е. всем становится интересно. Поэтому, когда нефть со 110 долларов упала до 50 — это никому особо не было интересно. Затем она отскочила к 70 долларам, потом начала падать. В какой-то момент начали думать — а почему? Все увидели, что запасы на абсолютных исторических максимумах в мире, все увидели, что перепроизводство нефти рекордное, оно продолжает нарастать, ну и много всяких разных проблем, что экономики тормозятсяи т. д.И спекулянты стали делать огромное количество ставок на падение цен на нефть. И в какой-то момент это количество ставок стало очень большим и серьезным, плюс ко всему какие-то естественные факторы были, некоторые сланцевые компании в Америки перестали быть эффективными, какие-то скважины стали консервироваться, и в этих условиях стали придумывать различные истории про заморозку цен на нефть, про заморозку добычи и прочее. Поэтому, естественно, мы увидели там некий разворот. Но драйвером этого роста выступили, конечно же, китайцы, которые сознательно вытащили свои неэффективные компании, которые должны обанкротиться, они обязательно обанкротятся. Они руками подняли внутренние цены на железную руду и на сталь, частично на медь, то есть на основные залоговые товары Китая. Потому что вы что-то должны, у вас стоимость залога упала, перепроизводство стали было совершенно феноменальным в Китае, и никто не пытается ничего с этим сделать, и так оно и осталось. Но так как она является предметом залога под кредиты, т.е. вам нужно либо банкротить компанию и распродавать залог, что просто китайскую экономику сейчас может обрушить, они решили это оттянуть. Естественно, когда процесс пошел, это помогло вырасти и ценам на нефть. Очень простая история. Это в любом случае когда-нибудь случится, бесконечно оттягивать эти вещи невозможно. Чем дольше эти проблемы будут откладываться, тем более тяжелым будет из них выход. Глобально мы в падающем цикле, никуда цена на нефть не вырастет. Она может здесь остаться, потому что я считаю: век нефти уже закончен. Сейчас, я считаю, мы видим переход к веку газа. Для России это тоже не так плохо: у нас газа достаточно много. Вопрос в том, что технологии здесь развиваются, и уже при существующих американских технологиях газ выгоднее транспортировать сжиженный природный, чем использовать трубопровод. А вот здесь уже большая проблема, и супертанкеры уходят из Соединенных Штатов. И уже даже в Европу пришли. Первый разгрузился в Рио-де-Жанейро, по-моему, в начале месяца, уже пришли в Европу. Т.е. это идет большой передел рынка, действительно, а если научатся, а я считаю, что это и будет энергетическим прорывом, научатся как-то использовать кристаллическую форму газа, гидраты метана, то это будет колоссальный прорыв. Их у нас тоже много, но их много везде. Они не только в вечной мерзлоте находятся, в океане этого газа просто бесчисленное количество. И тут уже будет вопрос технологий. Вообще, чем дальше развивается цивилизация, тем больше будет цениться не какая-то железка, золото или нефть, а человек, который вообще придумал, как это использовать, и понимает, как это использовать.

    В.К.: Вы говорите, мы находимся в падающем цикле, идет передел на рынке углеводородов. А как это все на нас отразится? Сейчас многие рады тому, что рубль укрепился, и говорят уже к 60 рублям за доллар.

    В.Л.: Чтобы мы тут вообще все остались без работы, правильно. В этом году, действительно, наша экономика либо снизится совсем чуть-чуть, либо не снизится. Потому что уже зажимать денежную массу дальше нельзя, это мы видим. ЦБ стал давать немного денег, задолженность банковской системы перед ЦБ, перед Минфином уменьшилась, и, возможно, полностью будет закрыта. Соответственно, дефицит рублей уменьшится. Это улучшит ситуацию на кредитном рынке, может быть, это даже собьет процентные ставки, но акцизы на топливо сильно мешают: везде они присутствуют.

    Спасение всяких разных неэффективных крупных структур типа Автовазбанк тоже будет оказывать плохую службу. При этом, если еще и рубль будет таким дорогим, здесь все будет совсем грустно, деньги будут уходить из страны в любом случае. В чем отличие текущей ситуации от ситуации 2000-х годов? Норма прибыли в экономике отсутствует, по большому счету. Где у нас есть норма прибыли? У нас есть норма прибыли…

    В.К.: Сырьевой комплекс рентабелен практически.

    В.Л.: Правильно. Но деньги ему не нужны. Они не могут развиваться. Т.е. у них нет технологий, чтобы развить новые месторождения, потому что им никто не даст: мы под санкциями. И развивать особо-то не нужно, потому что происходит перепроизводство нефти, про рост спроса — это еще бабушка надвое сказала.

    В.К. А переработка этого сырья?

    В.Л.: А для этого технологии нужны. Мы сейчас приходим к такой ситуации в мире, когда будут продавать технологии. Другое дело, что эти технологии надо будет совершенствовать. На какой фазе разделения труда, разработки и продажи этих технологий мы туда встроимся, это на самом деле вообще не важно. Главное, нормально встроиться. И чем более на высоком уровне разделения труда мы встроимся, тем лучше мы будем жить. То есть нужно уходить от идеи, что нам для хорошей жизни нужен миллион гектаров земли на человека. Одного достаточно, абсолютно.

    Про падающий сырьевой цикл — это все очень серьезно и надолго. Ценности меняются, и чем больше будет развиваться коммуникация, тем меньше вам надо будет сырья потреблять.

    В.К.: Вот пару лет назад вы рекомендовали покупать доллары. А сейчас? Что покупать, доллары или евро? Как защититься?

    В.Л.: Защититься можно единственным способом — это развивать личные возможности. Нужно понимать, что каждый из нас может такого сделать, чего он еще не делает для экономического рынка. Понятно, что соломку постелить нужно. Сейчас при курсе рубля, однозначно, нужно покупать доллары. Это не говорит, что он не двинется на 2−3 рубля в какую-то сторону. Он не укрепится — это все одно и то же. В текущем году, можно будет часть денег разместить в золото, потому что мировая экономика находится в такой ситуации, что если не в этом, то в следующем году экономика столкнется с каким-то потрясением и точно будет бегство от риска, уход в золото и увидите, его можно будет продать.

    В.К.: Многие покупают недвижимость, лишь бы сбросить деньги.

    В.Л.: Это большая глупость, потому что, с точки зрения инвестиций, недвижимость — это аналог длинной облигации. Поэтому, одно дело, если вы купите квартиру и сдадите, будете получать от нее доход. А если не получаете — это дорогое удовольствие держать пустую квартиру. Налоги выросли, квартплаты выросли, налог на капремонт, издевательский совершенно, ввели. То есть это не актив, а пассив. Если вы хотите ее превратить в актив, надо сдавать. Если сдаете, посчитайте, процентную ставку, которую будете получать. Возьмите ставку по облигациям самым надежным в нашей стране — облигациям федерального займа. У вас — втрое разница.

    В.К.: То есть выгоднее облигации покупать?

    В.Л. Конечно, втрое! Исходя из этой банальной математической задачки, у нас недвижимость стоит втрое дороже, чем должна. То есть либо у нас так сильно должны упасть процентные ставки, а для этого у нас должна сильно упасть потребительская инфляция, которая считается ЦБ, а для этого экономика у нас должна зашевелиться. Для этого должны пойти инвестиции и наши все монопольные неэффективные структуры должны заморозить свои цены навсегда на этом уровне. Но это из разряда сказок.

    Следующий момент, который может толкать цены на недвижимость вверх — это уровень жизни. Но я не вижу сейчас идеи для какого-то фронтального повышения уровня жизни. Сейчас все зависит от нас с вами. Каждый должен каждое мгновение, каждый день ставить себя в условия мозгового штурма, и так жить интереснее, если мы люди. Либо нас ситуация будет ставить в условия мозгового штурма, а это уже больно.

    В.К.: Хорошо, как взять ответственность за инфляцию? Вот Дмитрий Медведев заявил, что до 2018 года налоги заморозят, может, это как-то повлияет на цены.

    В.Л.: Так налоги на топливо недавно подняли.

    В.К.: Какую потребительскую инфляцию ожидать в этом году?

    В.Л.: Смотря, как считать. Опять же, во-первых, у нас есть потребительская инфляция и дефляция в производстве. Мы уже 4 месяца живем при производственной дефляции. По идее процентные ставки должны на экономику ориентироваться, а не на индекс продовольственных цен. Именно продовольственных, причем низкокачественного продовольствия — именно на это у нас сейчас ориентируется ЦБ.

    Для пенсионера — это одна инфляция, потому что на свою пенсию он выбирает те товары, которые в состоянии купить. Для человека, который зарабатывает тысячу долларов в месяц — для него уже другая инфляция. Совершенно другая. Для человека, который зарабатывает 5 тысяч — третья, для зарабатывающего 30−50 тысяч — четвертая. Инфляция им уже потребительская не важна, у них есть инвестиционная инфляция. Если акции «Газпрома» или «Сбербанка» или «Apple» выросли, то он в этом не поучаствовал и потерял деньги. Вот это для него инфляция. Поэтому нужно убрать инфляцию для необеспеченных слоев населения, обеспечив часть людей дешевым отечественным продовольствием. Понятно, что всем не можем. У нас страна северная, понятно, что нигде в таких тяжелых климатических условиях народ не живет, поэтому все эти разговоры о продовольственной безопасности — это, извините, от лукавого. Но обеспечить импорт овощей и фруктов в обмен на экспорт зерна, сырья и так далее — это можно легко сделать. Для этого нужно, опять же, встраиваться в систему международных отношений еще больше. Но вот на каких-то базовых моментах это можно сделать? Через опять же инфраструктурные проекты, налоговые льготы. И ни в коем случае нельзя давать денег. Нельзя проводить какие-то масштабные проекты, создавать какие-нибудь госкорпорациии т. д.Тут же это перестает работать. Надо дать людям возможность сделать это самим, и вот тогда это начнет работать. А для того, чтобы они могли это сделать самим, должны прекрасно понимать, как это работает. Что с них действительно не возьмут налогов, к ним не придут. И когда у них бизнес будет работать, его не отберут. Вот это должно быть.

    В.К.: У нас постоянно отзывают лицензии банков, вы посоветовали вкладывать лишнюю копейку в доллар. Куда россиянину нести сэкономленные 200−300 долларов, куда ему их нести, в банк или под подушку? Банкам вы доверяете вообще?

    В.Л.: Не вижу проблемы. Вы знаете, с какими банками можно иметь дело? Только с теми, которые гарантированно останутся. Таких банков мало. Мы не будем рекламировать, но все и так, в общем, понимают. Все остальные — это лотерея. В целом, банковская система у нас низко эффективная. Я категорически противник любых, если брать формулировку Центробанка, сомнительных операций. То же самое и финансового рынка касается. Поэтому, если есть какие-то сбережения, то деньги должны работать. Соответственно, если я куда-то инвестирую, значит, должен получать на них отдачу.

    Мы нация, которая последние годы живет, к сожалению, прошлым. Такое ощущение, будто мы все уже на пенсии, собрались вот-вот на кладбище. Я отказываюсь идти на кладбище. Я считаю, что мы — нация, у которой есть будущее. Но для этого большинство из нас должно осознать и начать что-то делать. И я хочу, чтобы было будущее у моих детей, внукови т. д.И я действую не просто, исходя из того, что будет завтра, и что я завтра буду делать. А я действую исходя из того, как мои действия отразятся не только на мне, но и на моих детях, на будущих поколениях. Т.е. до тех пор, пока каждый из нас не будет этого делать, мы будем говорить что вот у нас кто-то в чем-то виноват, кроме нас самих.

    В.К.: Существует представление, если договориться с Западом, если отменят санкции, то у нас все будет хорошо, все наладится. Ваше мнение?

    В.Л.: Нет, само собой не наладится. Во-первых, чтобы договориться с Западом, надо понимать, на каких правилах игры мы договариваемся. Это первое. Сейчас этих правил нет, все время кто-то пытается что-то кому-то навязать. В любом случае, подростку взрослые всегда навязывают свою волю — это очевидная вещь. У нас многие любят показывать на Китай. Что делал Китай изначально? Они полностью принимали западные правила игры, оставляя какие-то точки. Что сейчас получилось: Китай — вторая экономика мира, и с ним все считаются. Поэтому, если мы разовьем у себя свою внутреннюю экономику, сделаем сильное образование, сильную науку, но только это делается за несколько поколений, тогда с нами будут считаться. И тогда мы сможем договариваться на другом уровне. Я считаю, именно этим нужно заниматься нам самим, без ссылок на кого-либо.


    Источник

    • сообщений 951
    8 апреля 2016 г. 11:48:35 MSK

    Путин разрешил гасить долги ВЭБа на деньги пенсионеров

    Путин В.В.Внешэкономбанк получил первую порцию господдержки - 75 млрд рублей были зачислены в капитал банка и спасли его от нарушения условий полученных на Западе кредитов, которое превратилось бы в технический дефолт на 21 млрд долларов. Еще 75 млрд рублей поступят в ближайшее время.

    Как сообщают «Ведомости», деньги было решено взять из Владимир Путин недавно разрешил взять деньги из так называемого президентского резерва. Это 342 млрд рублей - бывшие накопительные взносы пенсионеров.

    «Только не надо рассматривать это как то, что деньги будущих пенсионеров были потрачены на спасение ВЭБа», - призывает один из чиновников: на это надо смотреть с точки зрения кассового исполнения бюджета. Иные варианты потребовали бы поправок в закон о бюджете, а время не терпит, взять из президентского резерва - быстрее всего, объясняет другой чиновник. Нужны лишь поручение президента и постановление правительства.

    Деньги пришли буквально в последний момент, рассказал сотрудник ВЭБа - в феврале из-за снижения капитала госкорпорация могла нарушить ковенанты по внешним долгам. В результате у кредиторов появилось бы право требовать досрочного погашения на 21 млрд долларов.

    Деньги пришли в капитал, повысили его достаточность, а потом могут пойти на погашение внешних долгов, говорит банкир. 

    Накопительная пенсия - длинные деньги, которые могли бы быть инвестированы в экономику, принести доход, а теперь пойдут не только на индексацию, но и на ВЭБ, по сути, на выплату внешних долгов, сетует главный экономист БКС Владимир Тихомиров.

    Властям это легко провернуть: из-за постоянного замораживания накопительной части люди уже давно перестали относиться к этим деньгам как к своим, признает Тихомиров, с другой стороны, они видят из ежегодных писем от НПФ, как растут их накопительные счета, и тем обиднее отдавать эти деньги на ВЭБ.

    ВЭБ мог бы получить пенсионные деньги и цивилизованным путем, говорит топ-менеджер НПФ: фонды купили бы его облигации. Покупка облигаций на пенсионные деньги обсуждалась, объясняет чиновник, но тогда за эти деньги пришлось бы платить плюс фонды досконально проверили бы ВЭБ и потребовали бы госгарантии - проще из бюджета.

    http://www.finanz.ru/novosti/aktsii/putin-razreshil-gasit-dolgi-veba-na-dengi-pensionerov-1001139540


    Это сообщение было отредактировано Олег Хоренко 8 апреля 2016 г. 11:49:41 MSK
    • сообщений 531
    12 апреля 2016 г. 2:57:38 MSK

    Новые экономические реалии впишут в бюджет осенью

    Власти могут предложить поправить бюджет уже новой Госдуме
    поправки в бюджет
    Минфин подготовил поправки в бюджет 2016 г., но принимать их будет, вероятнее всего, уже новая Госдума, возможно в ноябре, рассказали «Ведомостям» четыре федеральных чиновника. Бюджет-2016 был сверстан исходя из цены нефти в $50 за баррель. Уже в январе министр финансов Антон Силуанов называл более реальной цену в $40, ее Минэкономразвития и заложило в проект макроэкономического прогноза на 2016 г.

    Чиновники Минфина предупреждали о рисках для бюджета еще в декабре 2015 г. Затем правительство решило отложить изменение бюджета до апреля-мая. Министр экономического развития Алексей Улюкаев предложил пересмотреть бюджет исходя из $40 за баррель. Но концепция поменялась: Минфин предложил отложить переверстку бюджета, рассказывают собеседники «Ведомостей». Идея поддержана президентом Владимиром Путиным, говорит один из чиновников: «Не надо дестабилизировать конфигурацию бюджета». Поправки готовы, говорит представитель Минфина. Но решение будет приниматься не в Минфине, а в правительстве, объясняет федеральный чиновник: о новых подходах к бюджетному процессу может объявить премьер-министр Дмитрий Медведев на отчете в Госдуме (запланирован на 19 апреля). Его пресс-секретарь Наталья Тимакова отказалась комментировать этот вопрос. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков не ответил на запрос.

    Исполнять действующий бюджет можно и без поправок, отмечает чиновник финансово-экономического блока. Не торопиться с правкой бюджета призывала ранее председатель Счетной палаты Татьяна Голикова. «У Минфина, у правительства есть все законодательные рычаги для того, чтобы управлять расходами», – говорила она в интервью «Ведомостям».

    Правка бюджета в электоральный цикл может только увеличить расходы – депутаты захотят включить в него свои предвыборные «хотелки», объясняет высокопоставленный чиновник. «Ничего дорогостоящего или непопулярного до выборов приниматься не будет: есть решение не раскачивать лодку ни в одну, ни в другую сторону», – подтверждает чиновник финансово-экономического блока.

    Доходы федерального бюджета в I квартале, по оценке казначейства, составили 2,908 трлн руб., расходы – 3,619 млрд, дефицит – 711 млрд руб. По сравнению с I кварталом 2015 г. доходы упали на 15%, сетует федеральный чиновник: найти дополнительные средства не так просто (см. график).

    А они могут потребоваться. В частности, в правительстве обсуждается возможность второй индексации пенсий (сверх февральских 4%). Она предусмотрена антикризисным планом и на ней настаивает социальный блок, говорит чиновник: традиционно он спорит с финансовым о размере индексации. Для этого потребуются поправки как минимум в два закона, уточняет он. Правительство стремится ко второй индексации, но возможности и ее размер будут определены позднее, напомнила слова Медведева Тимакова. Вероятнее всего, о ней объявят перед выборами, а проведут осенью, таким образом повышение затронет только осенние месяцы, полагает федеральный чиновник. Если индексировать на 4%, то расходы бюджета – всего около 100 млрд руб., подсчитал Владимир Назаров из НИФИ. Проблема в том, что допиндексацией пенсий может все не ограничиться, опасается чиновник: соблазн большой.

    Выпадающие доходы бюджета при цене в $40 за баррель министр финансов Антон Силуанов оценивал в 1,4-1,6 трлн руб. Закрыть часть дыры можно разными способами – привлечь дополнительные доходы и сократить расходы. Готов, но еще не подписан, проект постановления, увеличивающий дивиденды госкомпаний с 25% до 50%, – Минфин рассчитывает, что это принесет 100 млрд руб. Пополнить бюджет Минфин планирует и за счет улучшения налогового и таможенного администрирования, приватизации, перечисляет чиновник. Решение о сокращении расходов на 10% (позволит сэкономить около 500 млрд руб.) уже исполняется – сокращены лимиты распорядителей бюджетных средств, продолжает он.

    Минфин разработал ряд «тактических мер», ужесточающих подходы к расходованию бюджетных денег. В понедельник Медведев уже подписал постановление, позволяющее Минфину отзывать лимиты, по которым на 1 октября не было расходов. Это позволит решить «проблему IV квартала» – до 25% бюджетных средств расходовались в декабре, оценивает чиновник. Все это позволит удержаться в пределах целевого дефицита в 3%, резюмирует собеседник «Ведомостей».

    Отдельные поправки в бюджет могут потребоваться, но переверстки бюджета, исходя из более дешевой нефти, можно будет избежать, говорит один из чиновников. При цене на нефть около $40 за баррель Минфин может подождать с правкой бюджета, соглашается главный экономист БКС Владимир Тихомиров: это будет сложно сделать, не трогая социальные статьи в преддверии выборов. На федеральный бюджет давят две большие гири: социальные обязательства и военные расходы, пишет в своей колонке для «Ведомостей» экономист Наталья Зубаревич. Экономить будут с помощью пенсионных баллов и сократят расходы на национальную оборону, считает она: «вряд ли российские власти готовы войти в новый электоральный цикл с пустым кошельком».

    Но возможен и сценарий, при котором, проведя дополнительную индексацию пенсий, власти с лихвой компенсируют все расходы непопулярными мерами уже после выборов, полагает Тихомиров. Это могут быть отмена пенсий для работающих пенсионеров, перевод на смешанную систему тарифообразования в электроэнергетике и подаче газа (часть будет платиться не по регулируемому тарифу), дополнительные сокращения чиновников на местном уровне, перечисляет Тихомиров. Никаких таких жестких мер сейчас не обсуждается, заверяет высокопоставленный чиновник. Но некоторые из них неизбежны и болезненны, уточняет другой федеральный чиновник: балансировать бюджет при текущих нефтяных ценах и социальных обязательствах все сложнее. Именно поэтому все непопулярные решения будут приняты после выборов, объясняет третий чиновник.

    http://www.vedomosti.ru/economics/articles/2016/04/11/637252-novie-ekonomicheskie


    Это сообщение было отредактировано Гущин Алексей 12 апреля 2016 г. 2:59:23 MSK
    • Модератор
    • сообщений 526
    12 апреля 2016 г. 18:20:38 MSK

    Конфискованное будущее

    Как государство тратит деньги завтрашних пенсионеров

    Государство в очередной раз использует пенсионные накопления будущих россиян на решение текущих проблем. 150 миллиардов замороженных рублей заткнут дыру в капитале Внешэкономбанка. Правительство пока не определилось, продлить ли мораторий на накопительные пенсии еще на год. Но уже ясно, что деньги граждан превратились в удобный ресурс для экономии бюджетных средств.

    Несообщающиеся сосуды

    150 миллиардов рублей замороженных пенсионных накоплений потратят на поддержку Внешэкономбанка (ВЭБ), который был создан для поддержки отечественной экономики. ВЭБ, будучи госкорпорацией развития, использовался правительством для финансирования разных масштабных проектов, самым дорогостоящим из которых стало строительство инфраструктуры для зимних Олимпийских игр в Сочи 2014 года. На эти цели Внешэкономбанк выдал кредитов на 240 миллиардов рублей, эти займы и стали основным источником проблем госкорпорации. По итогам 2014 года банк получил рекордный убыток в 250 миллиардов рублей. Капитал банка развития сократился на треть — до 378,6 миллиарда рублей. В первом полугодии 2015 года чистый убыток ВЭБа составил 73,5 миллиарда рублей.

    Срочная докапитализация ВЭБу требовалась уже в 2014 году. Поскольку Олимпиада в Сочи — не последний проект, финансируемый ВЭБом, потребности госкорпорации в дополнительных вливаниях превышают триллион рублей.

    В феврале текущего года руководителя ВЭБа заменили и начали думать, как спасать банк. Предполагается, что деньги на спасательную операцию возьмут из так называемого президентского резерва, который сформирован из замороженных пенсионных накоплений. Его объем — 342,2 миллиарда рублей. Чтобы начать расходовать эти деньги, необходимо поручение главы государства и постановление правительства.

    Вот из этих средств и решили взять 150 миллиардов рублей для пополнения капитала ВЭБа, финансировавшего дорогостоящие проекты. Чисто технически пенсионные накопления здесь ни при чем: деньги из пенсионной системы не уходят. Более того, ВЭБ как корпорация развития и ВЭБ как управляющая компания, которая инвестирует пенсионные накопления (не стоит забывать, что Внешэкономбанк управляет средствами «молчунов» — тех, кто не перевел свои деньги в негосударственные фонды), — две совершенно разные системы. Из одного денежного мешка в другой средства ни юридически, ни технически перетечь не могут. Такими же несообщающимися сосудами являются федеральный бюджет и Пенсионный фонд (ПФР). Точнее, из казны деньги в пенсионную систему могут попасть через трансферты в ПФР. Наоборот — никогда.

     

     «Мы ничего не вернем» — «Мы вернем все»

    В 2014 году, когда впервые был введен пенсионный мораторий, министра финансов Антона Силуанова спросили, вернут ли гражданам замороженные пенсионные накопления. Он заявил: «Источников для этого нет. Никто не собирался эти деньги возвращать, потому что эти деньги пошли на Крым, на принятие антикризисных мер. Сейчас пока еще ресурс этот есть — скорее всего, пойдет на поддержку программы социально-экономического развития Крыма и Севастополя». Из слов министра можно понять (именно так и поняли его СМИ, а вместе с ними и население), что 243 миллиарда рублей, взятые из пенсионной системы в 2014 году, пошли на покрытие дефицита бюджета Крыма, на инвестиционные проекты, связанные с развитием полуострова.

    Напомним: в 2014 году была принята федеральная целевая программа (ФЦП) по развитию Крыма, ее объем — 681,2 миллиарда рублей, цель — интегрирование региона в экономическое пространство страны, снятие инфраструктурных ограничений. Вокруг ФЦП в прошлом году даже возник скандал: СМИ со ссылкой на источники сообщили, что правительство России поручило Минэкономразвития и Минфину разработать предложения о наказании руководителей Крыма за заморозку средств, отправленных на развитие региона. Глава Крыма Сергей Аксенов отказался комментировать эти сообщения, призвав «штатных метателей дерьма успокоиться».

    Но вернемся к Антону Силуанову. Министру пришлось опровергать выводы прессы о том, что пенсионные деньги были потрачены именно на Крым. «Появились заявления, что правительство тратит деньги накопительной части пенсий будущих пенсионеров. Это абсолютно неправильно», — настаивал тогда министр и разъяснил, что «деньги пенсионных накоплений работающих граждан пойдут просто не в накопительную часть, а в страховую часть, то есть на те же самые счета тех же самых граждан».

    На самом деле министр не обманул ни разу — и в первом, и во втором случае он сказал чистую правду. Дело в том, что деньги, которые изымают из накопительной системы (точнее, они просто не доходят до выбранных гражданами негосударственных пенсионных фондов), идут на выплату текущих пенсий. Накопления, на которые граждане рассчитывали в будущем, из пенсионной системы в другой «карман» не уходили, но они потрачены на нынешних пенсионеров. Если бы этого сделано не было, то эти средства пришлось бы переводить в Пенсионный фонд из бюджета в виде трансфертов. Но за счет заморозки накоплений бюджетные средства сэкономили. И вот эти сэкономленные деньги можно потратить на то, на что правительство посчитает нужным: покрытие бюджетного дефицита Крыма, расплату за долги ВЭБа, антикризисные мероприятия, развитие регионов, зарплату военным и так далее.

    Прощание с накоплениями

    Сегодня большая часть отчислений работодателей идет на формирование страховой части пенсии. Деньги учитываются на индивидуальном счете гражданина, но они в полном объеме тратятся на текущие выплаты. Это скорее условные обязательства государства, нежели реальные средства. На накопительную пенсию идет 6 процентов отчислений — вот это уже личные средства конкретного гражданина.

    Их уже третий год подряд направляют на текущие выплаты. Социальный блок правительства — вице-премьер Ольга Голодец и глава Минтруда Максим Топилин — настаивал на том, чтобы отменить накопительные пенсии вовсе. Минфин, Центробанк и Минэкономразвития традиционно лоббировали сохранение накопительной системы. Ведь накопления — это не только возможность для населения откладывать на пенсию реальные деньги, но и источник длинных денег для экономики (негосударственные фонды должны вкладывать средства в надежные ценные бумаги российских предприятий).

    Мораторий на формирование накопительной части пенсии вводился три раза подряд и каждый раз — в качестве временной меры. Но, как известно, нет ничего более постоянного, чем временное.

    Материалы по теме

    Примечательно, что сейчас варианты фактического свертывания обязательной накопительной системы рассматривают ее защитники — Минфин и Центробанк. 7 апреля стало известно, что регулятор и финансовое ведомство готовят меры развития негосударственного пенсионного обеспечения. Речь идет о плавном переходе к добровольной системе, которая предполагает самостоятельное накопление гражданами себе на старость. Иными словами, для того чтобы накопить реальные деньги (а не условные баллы), гражданину придется отчислять от своей зарплаты дополнительные средства помимо той суммы, которую работодатель у него и так удерживает.

    Вряд ли Минфин и Банк России изменили позицию относительно полезности накопительных пенсий. Но сейчас стоит задача сократить бюджетные расходы, а заморозка пенсий — один из способов, причем уже обкатанных. Неотложные задачи будут возникать каждый год, особенно на фоне падения цен на нефть.

    Накопительная пенсионная система постепенно умирает. Тот, кто рассчитывал, что в негосударственном фонде будут копиться реальные деньги, отчисляемые с зарплаты, увидят только то, что было собрано до моратория. Разумеется, у граждан остаются пенсионные права, которые учитываются в виде баллов, но каким образом баллы будут переводиться в деньги — сильно зависит от возможностей бюджета на тот момент, когда гражданину придет время выходить на пенсию. Сколько будет стоить главный экспортный ресурс России? Какие доходы он принесет казне? Сможем ли мы вернуться к профицитному бюджету? От ответов на эти вопросы зависит в том числе и будущее пенсионных накоплений россиян.

    Григорий Коган

    Источник

    Глава Минфина Антон Силуанов дважды разъяснял, куда были потрачены пенсионные накопления россиян за 2014 год

    Фото: Рамиль Ситдиков / РИА Новости


    Это сообщение было отредактировано Андрей 12 апреля 2016 г. 18:22:44 MSK
    • сообщений 531
    15 апреля 2016 г. 10:40:29 MSK

    У правительства РФ закончились наличные

    Ситуация с государственным бюджетом в марте снова ухудшилась. По итогам месяца дефицит средств увеличился на 23% и достиг 8,7% ВВП (после 7,7% ВВП в феврале), вынудив правительство израсходовать весь имевшийся запас наличности, следует из данных Минфина РФ, опубликованных в четверг.

    Очередной неприятный сюрприз преподнесли нефтегазовые доходы. Поток нефтерублей упал на 4% по сравнению с февралем, несмотря на то, что средняя цена Urals за месяц выросла на 20% - до 36,53 доллара за баррель.

    Приток нефтегазовых доходов отстает примерно на месяц от графика, который сверстал Минфин: за квартал государство получило лишь 16,4% плана (против необходимых 24%).

    Ненефтегазовые доходы выросли на 40% в месячном выражении - до 761,98 млрд рублей. Впрочем, это объясняется сезонностью: мартовский налоговый транш со стороны не вовлеченных в экспорт сырья отраслей традиционно - самый крупный в году.

    При суммарных доходах в 1,066 трлн рублей государство потратило 1,68 трлн рублей, показав дефицит бюджета в 614 млрд рублей - на 23% больше, чем в феврале. Иными словами, каждый третий потраченный рубль не был обеспечен налоговой выручкой.

    Для того, чтобы закрыть дыру Минфину пришлось практически полностью потратить накопленный запас наличности. К концу квартала остатки на счетах в Банке России опустились до уровня, совпадающего с рублевой оценкой Резервного фонда и ФНБ - 8,6 трлн рублей.

    Это означает, что в апреле после трехмесячного перерыва Минфин и ЦБ будут вынуждены снова запустить станок для манипуляций с Резервным фондом.

    Следуя практике, принятой на вооружение в прошлом году, Минфин будет продавать центробанку валюту из фонда за рубли, которые ЦБ будет печать специально для этих операций.

    Траты накопленной в фонде валюты при этом не произойдет - она останется в собственности государства и по-прежнему будет учитываться в составе международных резервов РФ.

    В прошлом году, напомним, ЦБ напечатал для бюджета 2,2 трлн рублей. В текущем году запланирована эмиссия 2,4 трлн рублей.

    Впрочем, не исключено, что напечатать придется гораздо больше. Как заявил в конце марта экс-глава Минфина Алексей Курдин, при нефти по 30-32 доллара дыра в бюджете может достигать 5,5% ВВП или 4,2 трлн рублей.

    http://www.finanz.ru/novosti/aktsii/u-pravitelstva-rf-zakonchilis-nalichnye-1001150288


    Это сообщение было отредактировано Гущин Алексей 15 апреля 2016 г. 10:41:27 MSK