Форумы » Военные пенсии

Пенсии вдовам погибших военнослужащих

    • сообщений 526
    4 апреля 2016 г. 8:25:04 MSK

    Размер и порядок назначения пенсий вдовам военнослужащих

    • сообщений 526
    4 апреля 2016 г. 8:26:26 MSK

    «От забора до обеда»

    Георгий Янс о «преступном умысле» вдов погибших военнослужащих

     «Ах, война, что ж ты сделала, подлая» … По разным данным, в Афганистане мы потеряли от 15 тысяч военнослужащих, в первой чеченской войне погибло от 6 до 14 тысяч военнослужащих. А сколько солдат и офицеров погибают в мирное время… Можно сколько угодно рассуждать, правильная война была или неправильная, справедливая или несправедливая. «Мертвые сраму не имут». Смерть в бою всегда почетна. Но от этого понимания не легче тем, кто потерял в этой войне сына, брата, мужа, отца.

    Погибшие свой воинский свой долг перед государством выполнили. Теперь свой долг должно исполнить государство. Родственники погибших потеряли не только дорогого и любимого человека, но и нередко единственного кормильца в семье.

    Российское государство как умело, отдавало долги. Был принят специальный закон с длинным названием «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей», в котором есть раздел о назначении пенсий по случаю потери кормильца: детям, родителям. Особое место в законе отведено вдовам погибших военнослужащих. При достижении пятидесятилетнего возраста по закону им положена пенсия по потере кормильца независимо от того, работают они еще или нет*. Этим правом воспользовались тысячи женщин. Прошу прощения за возможно длинное пафосно-юридическое вступление, но без него сложно понять историю двух женщин из Нижнего Новгорода, чьи мужья, ветераны боевых действий, погибли двадцать лет назад.

    Российская государственная машина — сложный и местами бессмысленно жестокий аппарат. В истории с нижегородскими женщинами его бессмысленная жестокость проявилась во всей красе.

    Итак, Евгения Теряева и Наталья Семак. Их мужья, майор Алексей Теряев и сержант Алексей Семак, погибли при исполнении воинского в далеком уже для нас, но не для женщин в 1996 году. Через некоторое время после гибели мужей они поступили на воинскую службу. Это обычная практика для вдов военнослужащих. Их жизнь проходила в воинской части, где гражданскую работу найти практически невозможно. И командование части, где служили их мужья, брало вдов на воинскую службу. В семье без отца и мужа дополнительные деньги никогда не будут лишними. Надо растить детей. У Евгении Теряевой двое детей, а у Натальи Семак на руках осталось пятеро (!) детей — девочки в возрасте от 2 до 12 лет.

    Годы летят. Не успеешь оглянуться, а уже 50 лет. И можно воспользоваться своим законным правом на получение пенсии по случаю потери кормильца. Пенсии Теряевой и Семак назначили, государство несколько лет в лице областного военкомата исправно их платило. И вдруг начинается театр абсурда с элементами сюра в исполнении того же областного военкомата.

    С ноября 2015 года военкомат прекратил выплачивать пенсию Теряевой, а с Семак стали удерживать 20% ежемесячно в счет возмещение «ущерба», который она нанесла государству, получая пенсию за погибшего мужа. Более того, против Евгении Теряевой военкоматом был подан судебный иск, суть которого заключается в следующем. Вдова «допустила злоупотребление», в результате которого «государству нанесен ущерб в сумме 626 тысяч 532 рубля 68 копеек».

    Вдовы и «злоупотребление» — это примерно то же самое, что сказать: «Сотрудники областного военкомата гениальные полководцы». Вероятно, что военкомат с опытом судебного сутяжничества добился бы своего. Взыскал бы деньги и морально бы уничтожил вдову. Оказывается, получать пенсию за мужа, который погиб, защищая интересы государства, «злоупотребление» и «ущерб». Но к делу подключился благотворительный фонд «Право матери», который взял на себя защиту интересов вдов. Деятельность фонда для военных и невоенных чиновников как кость поперек горла. В большинстве случаев ему удается отстаивать законные интересы людей, которые попали под чиновничий пресс.

    Не скрою, что, когда я начал готовить материал, были у меня определенные сомнения: мол, «дыма без огня не бывает». Ну не могут работники военкомата быть настолько некомпетентны, чтобы раздувать дело без основательных причин против вдов. Ведь чиновники для того и поставлены, чтобы заботиться об этих женщинах.

    Именно поэтому я встретился с Евгенией Теряевой и Натальей Семак в Нижнем Новгороде, чтобы развеять сомнения или, напротив, утвердиться в них. После встречи с этими женщинами и знакомства с рядом документов все сомнения развеялись. И в то же время убедился, что приказ «копать от забора до обеда» до сих пор не отменен.

    И Теряева, и Семак служили в одном батальоне. Евгения Михайловна продолжает еще служить, а Наталья Викторовна вышла на пенсию по выслуге лет. Так вот. Когда им исполнилось 50 лет, им была назначена положенная по закону пенсия по случаю потери кормильца, как и другим вдовам — их сослуживицам. Важная деталь: Евгении Теряевой сами сотрудники военкомата напомнили, что ей положена пенсия!

    В общем, пенсии назначили и в течение нескольких лет исправно платили. Что же такого случилось, что с Теряевой судится военкомат, а против Семак возбудили уголовное дело?

    Версия военкомата. Теряева и Семак «незаконно» получали пенсию, так как на момент ее назначения продолжали служить в армии и каким-то неведомым образом сумели скрыть свою службу от бдительных сотрудников военкомата.

    Но все дело в том, что в законе «О пенсионном обеспечении лиц…» есть только одна причина, по которой пенсия не назначается — вдова повторно вышла замуж*. В нашем случае такого не было. Если даже гипотетически допустить, что пенсия выплачивалась незаконно, то это проблемы военных чиновников, которые назначали пенсию, а не вдов. Вы можете себе представить, чтобы в нашем государстве простым гражданам платились бы пенсии под честное слово? А по логике чиновников именно так и получается. Они, дескать, не подозревали, что женщины продолжают служить в армии. Кто оформлял пенсию, знает, что чуть ли не каждый шаг своей трудовой жизни обязательно надо подкреплять справкой.

    Вывод напрашивается очень простой и очевидный. Или в областном военкомате работают абсолютно некомпетентные сотрудники, или пенсии назначены были законно, но через несколько лет что-то изменилось, и чиновники из военкомата, прикрывая то самое свое место, которым думают, предпочли все свалить на женщин. Получается, что вдовы якобы ввели их в заблуждение, скрыв от военкомата службу в армии. Кстати, военкомат и направлял их на эту службу.

    Справедливости ради замечу, что подобные случаи происходили и в других регионах. «От забора до обеда» копают не только в Нижегородской области. В Псковской области вдове сначала назначили пенсию в 50 лет, а через несколько лет сняли с той же мотивировкой — проходит действительную военную службу. Так вот в 2014 году эта вдова из Псковской области обратилась фонд «Право матери», его юристы подали в суд иск к областному военкомату и его выиграли.

    Суд однозначно отметил: «…судебная коллегия приходит к выводу о том, что прекращение выплаты истице пенсии по случаю потери кормильца не может быть связано с необходимостью прекращения ею службы. Таким образом, по достижении 50-летнего возраста у Рабченюк (вдовы — Г. Я.) возникло право на получение пенсии по случаю потери кормильца, независимо от прохождения службы».

    Все, точка. Таких выигранных дел десятки по регионам. Судя по всему, в нижегородском военкомате у юристов любимый инструмент не компьютер с необходимой информацией, а грабли, на которые они постоянно наступают. Если бы они потрудились изучить судебные прецеденты, то вряд ли стали бы воевать с вдовой Евгенией Теряевой.

    Но не успел еще пройти по существу процесс вдовы Теряевой, как на следующий же день после первого судебного заседания с участием Фонда «Право Матери», а именно 4 марта 2016 года, против одной из свидетельниц, заявленных по пенсионному делу вдовы Теряевой, — Натальи Викторовны Семак — возбудили уголовное дело!

    Уголовное дело против Натальи Семак поражает даже не очевидной несправедливостью, а бессмысленной жестокостью со стороны вроде бы мужчин и точно офицеров по отношению к женщине, которая без погибшего мужа достойно вырастила пятерых детей.

    Следователь-криминалист, капитан юстиции (тот самый, который точно офицер) Дружинин Н. В. установил: «В ноябре 2011 года у Семак Н. В. возник преступный умысел на противоправное хищение бюджетных средств, выплачиваемых… в качестве пенсии по случаю потери кормильца». И он же постановил: «Возбудить уголовное дело по признакам преступлений, предусмотренных ч. 3, ст. 159 УК РФ». Наталья Семак, у которой муж погиб не в пьяной драке, а защищая государство и которая 14 лет добросовестно отслужила в российской армии, по логике следователя имела «преступный умысел» на получение пенсии, полагающейся ей по закону. Абсурд.

     

    Постановление о возбуждении уголовного дела (Фото: предоставлено автором)

    Абсурд абсурдом, но по этой статье (мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, а равно в крупном размере) Семак может грозить до 6 лет лишения свободы. Во время нашей встречи женщины недоумевали, почему военкомат на роль жертв выбрал именно их. В той же части есть еще несколько вдов, которым точно так же назначили пенсию по случаю потери кормильца. Их никто не трогает. Возможно, пока. Поэтому они боятся и молчат, молчат и боятся. Что же тогда это (уголовное дело, судебный иск) — мелочная мужская месть или акт устрашения? В любом случае считаю сие низким и подлым.

    Хочется надеяться, что у кого-то из людей в погонах хватит ума и чести, чтобы отозвать судебный иск и прекратить уголовное дело. Иначе может сложиться впечатление, что настоящие мужики гибнут за Отечество, а эти воюют с их вдовами.


    *) Комментарий юриста:

    Отметим сразу, что не разделяем гнев автора по поводу военных юристов на Нижегородчине. Они обязаны стоять на страже законов — так, как они их понимают. Но, к сожалению, многие законодательные акты сформулированы таким образом, что не всегда допускают только однозначное толкование. И некоторые нормы Закона РФ от 12 февраля 1993 года № 4468−1 (далее — Закон), о котором речь, из их числа.

    Сначала необходимо уточнить, что Закон устанавливает две категории иждивенцев умерших военнослужащих — погибших или скончавшихся от ран и болезней, полученных в результате боевых действий (п. «а» ст. 21 Закона) и скончавшихся от несчастных случаев и заболеваний, полученных в период прохождения военной службы, но не связанных с боевыми действиями (п. «б» той же статьи). Это важно, поскольку от категории («а» или «б») зависят и размер пенсии, и право на льготы, о которых говорится в публикации.

    В статье 29 Закона перечислены категории нетрудоспособных иждивенцев погибшего или умершего, которым полагается пенсия по случаю потери кормильца. В частности, в пункте «б» к нетрудоспособным отнесены супруги, если они достигли возраста: мужчины — 60 лет, женщины — 55 лет. Это относится к вдовам и вдовцам обеих категорий умерших военнослужащих. При этом для получения права на пенсию законодатель не ставит достижение указанного возраста в зависимость от реальной трудоспособности и работы или военной службы. Причем согласно статье 35 Закона пенсия по случаю потери кормильца, назначенная супругу умершего, сохраняется и при вступлении супруга в новый брак. Далее, статья 39 гласит, что пенсия назначается «членам семьи, достигшим возраста: мужчины — 60 лет, женщины — 55 лет, — пожизненно».

    Но тогда в чем камень преткновения? Он в формулировке части 1-й статьи 30 Закона «Право на пенсию на льготных условиях», которой определено, что «супруги лиц, умерших вследствие причин, перечисленных в пункте „а“ статьи 21 настоящего Закона, имеют право на пенсию по случаю потери кормильца по достижении ими 55 и 50 лет (соответственно мужчины и женщины), а занятые из них уходом за ребенком умершего, не достигшим 8-летнего возраста, имеют право на указанную пенсию независимо от возраста, трудоспособности и от того, работают они или нет, в том числе независимо от того, проходят они военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы или нет».

    Как видим, эта норма закона состоит из одного весьма длинного предложения, которое можно трактовать двояко. Если читать буквально, то условие о назначении пенсии независимо от трудоспособности, работы или службы относится только к супругам, занятым уходом за ребенком умершего, не достигшим 8-летнего возраста. К героиням очерка Георгия Янса это явно неприменимо, поскольку самому младшему из детей погибших 8 лет исполнилось уже более 10-ти лет назад.

    Выходит, что супруги, которым установлен льготный (на 5 лет ниже) возраст условной нетрудоспособности, могут реализовать свое право на получение пенсии по случаю потери кормильца только оставив работу или службу? Но тогда это не льгота, а насмешка над здравым смыслом. Тем более, что в статье 57 Закона сказано: «Пенсии, назначаемые в соответствии с настоящим Законом, выплачиваются полностью независимо от наличия у пенсионеров заработка или другого дохода. Пенсионерам, поступившим на работу или имеющим доход от занятия предпринимательской деятельностью, не выплачиваются только надбавки к пенсии, предусмотренные для неработающих пенсионеров».

    А всё дело в запятой! Помните: «Казнить нельзя помиловать!». Если бы законодатель в тексте 1-й части 30-й статьи после скобок поставил точку, а не запятую, то споров бы не возникало. Неоднозначная и неудачная формулировка этой статьи как раз и порождает конфликты, которые приходится разрешать судам.

    Георгий Янс

    Источник http://svpressa.ru/

    Фото: Сергей Шлеюк/ТАСС

    • сообщений 526
    7 апреля 2016 г. 11:21:00 MSK

    Дополнительная пенсия положена только верным вдовам военнослужащих... Справедливо ли?

    В Верховном суде России состоялось слушание по делу вдовы военнослужащего, которую лишили ее права на дополнительную пенсию. Суд разъяснил, почему. Дело в том, что женам погибших во время несения службы военных нужно хранить верность супругу и после его смерти. То есть для назначения пенсии, жена обязана по-прежнему быть членом семьи военного, по крайней мере, юридически. Разумеется, женщина может снова оформить брак, но на государственную поддержку она больше не может рассчитывать.

    Примером послужило дело гражданки В. из Иркутской области, которая собиралась воспользоваться дополнительной пенсией. Ее супруг, служивший военным летчиком, погиб в 1982 г. До этого момента пара была жената в течение пяти лет. Женщина овдовела, когда ей было 20 с небольшим. По достижению пятидесяти лет, гражданка В. намеревалась оформить ежемесячную денежную выплату, положенную ей как вдове военнослужащего, погибшего при выполнении долга. Но в военкомате она получила отказ, так как спустя 3 года после смерти супруга она оформила брак с другим мужчиной.

    Чтобы оспорить решение, женщина подала заявление в суд. В первой инстанции вдову поддержали и оформили ей пенсию 7 000 рублей. Но в судебной коллегии ВС России ей объяснили, что решения нижестоящих инстанций незаконны и подлежат отмене.

    Так, Верховный суд разъяснил, что дополнительная пенсия для вдовы военнослужащего полагается при соблюдении двух обязательных условий. Во-первых, брак с военнослужащим должен быть официально оформлен и действителен на момент его смерти (пенсия не назначается в случае развода). Во-вторых, вдова должна остаться в статусе члена семьи военного в юридическом смысле. То есть в случае повторного вступления в брак, она теряет статус члена этой семьи и право на пенсию. Таким образом, гражданка В., оформившая другой брак в 1985 году, перестала быть членом семьи погибшего мужа, и, следовательно, потеряла право на ежемесячную денежную компенсацию.

     Источник

  • 1 сентября 2016 г. 23:40:14 MSK

    Вдова погибшего в Чечне нижегородского офицера одолела в суде областной военкомат Позорная тяжба закончилась победой закона и здравого смысла


    Вдова погибшего в Чечне нижегородского офицера одолела в суде областной военкомат / Позорная тяжба закончилась победой закона и здравого смысла

    Нижний Новгород, Сентябрь 01

     

    Вдова погибшего в Чечне офицера Сергея Теряева Евгения выиграла суд против военкомата Нижегородской области о выплате 626,6 тыс. рублей. Нижегородский областной суд отменил решение Ленинского райсуда и отказал военкомату в иске против женщины. Таким образом, вдова никому ничего не должна, подчеркивает фонд «Право матери», представлявший интересы Евгении Теряевой в суде. «В иске Военному комиссариату Нижегородской области к Теряевой Евгении Михайловне о взыскании суммы неосновательного обогащения отказать», – говорится в решении суда.

    Напомним, что муж Евгении Сергей Теряев погиб в Чечне в 1996 году. С 2011 года вдова погибшего офицера получала пенсию по случаю потери кормильца. Однако военкомат счел, что женщина умышленно скрыла тот факт, что сама является военнослужащей и обязал ее вернуть «похищенные бюджетные средства», поскольку прохождение воинской службы по контракту не дает права на пенсию за потерю кормильца. Юристы фонда «Право женщины» обратились в суд.

    Теряева была участницей коллективного иска 2013 года, когда правозащитники отстаивали интересы тринадцати семей погибших ветеранов боевых действий. От военкомата в тот процесс лично приходил начальник центра социального обеспечения военного комиссариата Нижегородской области господин Разумейко, который, выступая в судебном процессе, в зале суда договорился до того, что обвинил командира боевой части в мошенничестве. В ответ юристы не только выиграли иск у военкомата, но и обратились в правоохранительные органы, потребовав возбуждения уголовного дела по ст. 128.1 УК РФ («Клевета»). Начальник центра социального обеспечения в тот раз избежал уголовной ответственности и сохранил должность. В 2013 году суд уже признал право Теряевой на пенсию по случаю потери кормильца. Никаких перспектив у иска со стороны военкомата нет, говорили тогда правозащитники: законное право вдов-военнослужащих получать пенсию по случаю потери кормильца юристы не раз доказывали в российских судах, включая Верховный суд.

    «По нашему глубокому убеждению, все лица, заварившие эту позорную судебную кашу в Нижнем Новгороде, должны попросить прощения у вдовы Теряевой и навсегда освободить свои рабочие места», – подчеркивается в сообщении фонда «Право матери».

    Источник