Форумы » Исторические уроки

Интересные исторические факты

    • сообщений 270
    20 июля 2015 г. 23:14:05 MSK

    Если Баталов не врёт, то нас ждали серьёзные события. 

    • сообщений 952
    21 июля 2015 г. 1:28:53 MSK

    На пороге холодной войны. О чем договорилась в Потсдаме «Большая тройка»

    В первый раз Лидеры СССР, США и Великобритании встретились в Тегеране в 43-м. Во второй — в Ялте. Встреча в Потсдаме стала третьей и последней.

    Потсдам — городок в 20 километрах от Берлина, наименее пострадавший от рейдов англо-американской авиации. Где-то в его окрестностях, если верить сериалу «Семнадцать мгновений весны», жил и работал штандартенфюрер Макс Отто фон Штирлиц. Именно там в симпатичном дворце английского стиля 17 июля 1945 г. открылась Потсдамская конференция. Её решения до сих пор во многом определяют судьбы мира.

    Секреты «Пальмы»

    Потсдам входил в советскую зону оккупации, поэтому принимающей стороной был СССР со всеми вытекающими последствиями. Подготовка к конференции вошла в историю как операция «Пальма». Меры безопасности при её проведении были просто чудовищными! Специально для Сталина, который не любил летать на самолётах, с советской территории до самого Потсдама проложили отдельную железную дорогу с нашей широкой колеёй. По спецдороге шёл сталинский спецпоезд с почти сотней офицеров охраны, штабом, радиостанцией и запасом провизии на месяц. Ещё два точно таких же с виду состава, но без вождя, должны были отвлекать на себя потенциальных диверсантов, следуя впереди и позади основного. Железнодорожные пути стерегли 17 тысяч солдат из частей НКВД. Семь полков (более 7 тысяч человек) и 150 оперативников из того же ведомства охраняли сам Потсдам снаружи и изнутри. Даже стол диаметром 3 метра, за которым заседала «Большая тройка», на всякий случай не нашли на месте, а заказали на московской мебельной фабрике «Люкс».

     

    Читать далее: http://www.aif.ru/society/history/bolshaya_troyka_-_3_70_let_nazad_otkrylas_potsdamskaya_konferenciya


    Это сообщение было отредактировано Андрей 3 декабря 2015 г. 9:54:03 MSK
    • Модератор
    • сообщений 526
    30 июля 2015 г. 19:22:16 MSK

    «Афера тысячелетия» завершилась: последняя партия нашего урана ушла за океан

    Россия полностью выплатила США контрибуцию за проигрыш в холодной войне

    Почти ни одно российское СМИ не обратило внимание на событие, которое произошло в конце прошлой недели. Из порта Санкт-Петербурга в путешествие через Атлантику отправилось торговое судно Atlantic Navigator. На борту судна – контейнеры с российским ураном.

     

     


    «Сделка Гора Черномырдина»: истинные цели наших американских «партнеров»


    Это была последняя партия урана, которая направлялась в США на основании заключенного 20 лет назад российско-американского соглашения, предусматривающего поставку в Америку 500 метрических тонн урана, который Россия обязалась извлекать из своего ядерного оружия и который Америка намеревалась использовать в качестве топлива для работы атомных электростанций.

     

    Об этой урановой сделке достаточно активно говорили в 1990-е годы, но сегодня эта тема оказалась «за кадром» обсуждений ключевых проблем нашей жизни. А молодое поколение просто ничего о ней не слышало. Поэтому нам необходимо напомнить ее историю. Сразу отмечу, что это не обычная торгово-экономическая сделка, выгодная для обеих сторон. Это акт крупнейшего ограбления России не только в новейшей ее истории, но также во всей истории страны. Россия проиграла холодную войну Западу, прежде всего Соединенным Штатам. Проиграла в немалой степени из-за предательской политики наших верхов. Эти же верхи продолжали сдавать страну и в 1990-е годы. «Урановая сделка» – согласие нашей предательской верхушки заплатить дань победителю в виде оружейного урана.

     

    Принципиальное согласие об этом было достигнуто между тогдашним премьер-министром РФ В.С. Черномырдиным и вице-президентом США А.Гором, поэтому эту сделку часто называют сделкой Гора – Черномырдина. Ее также называют «аферой тысячелетия» в силу беспрецедентной масштабности. Фактически это была операция Запада, которая решала сразу несколько стратегических целей:

     

    а) одностороннее ядерное разоружение России путем лишения ее запасов оружейного урана, а также подготовка условий для выхода США из Договора по ПРО;

     

    б) нанесение огромного экономического ущерба России (накопленный запас оружейного плутония составлял существенную часть национального богатства России на тот момент);

     

    в) лишение России колоссальных источников энергии в будущем после намечаемого внедрения новой технологии ториевой ядерной энергетики.

     

    Масштабы ограбления России


    «Аферой тысячелетия» сделку окрестили потому, что, во-первых, она имела громадные масштабы, во-вторых, была заключена обманным путем. Многие российские и американские СМИ стремились представить ее как заурядное коммерческое соглашение. Общая сумма сделки за поставку 500 тонн урана была определена в 11,9 миллиарда долларов.

     

    Между тем стоимость указанного объема высокообогащенного урана несопоставимо выше. Чтобы произвести такой объем оружейного урана, в горнодобывающей и оборонной промышленности страны трудились в течение примерно 40 лет несколько сот тысяч человек. Производство опасное, десятки тысяч людей потеряли здоровье и трудоспособность, укоротили свои жизни. Это были громадные жертвы ради того, чтобы ковать ядерный щит страны и обеспечить спокойную мирную жизнь СССР и стран социалистического лагеря. Этим ураном обеспечивался военно-стратегический паритет в мире, что резко снижало риск возникновения мировой войны. С другой стороны, в американских СМИ имеются такие оценки: за счет российского урана уже в начале нынешнего века на АЭС США производилось 50% электроэнергии. Каждый десятый киловатт-час электроэнергии во всей американской экономике обеспечивался за счет урана из России. Согласно оценкам, которые были сделаны специалистами еще в конце прошлого века, реальная стоимость 500 тонн оружейного плутония составляла в то время не менее 8 триллионов долларов. Для сравнения отметим, что среднегодовое значение годового ВВП России, по данным Росстата, в последнее десятилетие прошлого века находилось в районе 400 миллиардов долларов. Получается, что фактическая цена урановой сделки составила лишь 0,15% по отношению к минимальной реальной стоимости товара. Реальная стоимость урана оказалась эквивалентной 20 (двадцати) годовым ВВП страны!


    Было много войн в истории человечества. После них побежденные нередко платили репарации и контрибуции победителям. Вспомним, например, франко-прусскую войну 1871 года. «Железный канцлер» Бисмарк назначил побежденной Франции контрибуцию примерно в 13% ВВП (5 миллиардов франков). Наверное, самую большую контрибуцию в новейшей истории заплатила побежденная в Первой мировой войне Германия. СМИ сообщают, что Германия лишь три года назад закончила выплачивать репарации по условиям Парижского мирного договора 1919 года. На Германию были наложены репарации в размере 269 миллиардов золотых марок. Сумма, конечно, громадная: она эквивалентна примерно 100 000 тонн золота. По нынешней цене желтого металла получается около 4 триллионов долларов. Специалисты в области экономической истории утверждают, что назначенные Германии в Париже репарации примерно вдвое превышали ВВП тогдашней Германии. Между прочим, выплаты репараций Германией растянулись на 90 лет (с перерывами, в чистом виде выплаты осуществлялись на протяжении примерно 70 лет); выплата же «урановых репараций» Россией уложилась в 20 лет, причем большая часть урана была поставлена в США еще в 1990-е годы.

     

    На истории рано ставить точку


    «Урановая сделка» совершалась в полной тайне от народа. Не были в курсе даже многие «народные избранники» – по той причине, что она, в нарушение российского законодательства, не проходила процедуру ратификации в нашем парламенте. Во второй половине 1990-х годов ряд депутатов начали расследование по выяснению условий сделки, обстоятельств ее заключения, оценке соответствия Конституции Российской Федерации и другим нормативным актам России. В результате сильного давления определенных влиятельных сил из окружения тогдашнего президента страны Б.Н. Ельцина расследование удалось остановить. Пытались разобраться в сделке и многие другие наши политики, и даже добивались денонсации соглашения о поставках урана в США. Среди них, например, легендарный генерал Л.Рохлин, Генеральный прокурор Ю.Скуратов, депутат Государственной Думы В.Илюхин. Гибель Рохлина и отставку Скуратова многие связывают именно с тем, что они проявили чрезмерную активность в расследовании «урановой сделки».

     

    Даже если поставки урана в рамках сделки Гора – Черномырдина завершились, это не значит, что на истории следует поставить точку. Необходимо вернуться к серьезнейшему анализу и расследованию сделки в рамках специальной межведомственной комиссии с участием специалистов атомной промышленности, народных избранников (депутатов Государственной Думы), сотрудников правоохранительных органов, МИДа, министерства обороны, других ведомств и организаций, независимых экспертов по техническим, военным, правовым и экономическим вопросам.

     

    Во-первых, есть подозрения, что целый ряд лиц, причастных к той сделке, до сих пор остаются в «обойме» действующих политиков и государственных чиновников. Нет гарантии, что они не продолжают вести работу в интересах США и Запада.

     

    Во-вторых, нам нужно правильное и честное понимание нашей новейшей истории. Без правдивого раскрытия деталей «урановой сделки» и ее политической, военной, нравственной оценки нет гарантии, что мы опять не наступим на подобные грабли. Анализ истинных целей американской стороны сделки ярко высвечивает истинные цели и интересы тех, кого мы, к сожалению, по инерции продолжаем называть «партнерами».

     

    В-третьих, нам нужны обоснованные и детальные оценки того экономического ущерба, который был нанесен сделкой России и ее народу. При любой попытке России встать на путь экономического возрождения Запад будет вставлять палки в колеса наших настоящих реформ, социально-экономических преобразований. Надо быть готовым к тому, что Запад все чаще будет выставлять нам разного рода «счета» – например, если мы попытаемся проводить деофшоризацию нашей экономики. Через суды США, Великобритании, других европейских стран неизбежно начнутся разборки со стороны владельцев офшорных компаний и/или их представителей с надуманными требованиями возмещения «ущербов». Примерно такую же реакцию можно ожидать в том случае, если Россия примет решение о выходе из ВТО, ограничении иностранных инвестиций или даже ограничении репатриации прибылей иностранных инвесторов из России. Мы должны быть готовы к тому, что может возникнуть необходимость выставления встречных «счетов» нашим западным «партнерам». Самый крупный из всех возможных встречных «счетов» – наши требования к США по возмещению гигантского ущерба, нанесенного России «урановой сделкой».

     

    В.Ю. Катасонов, проф., д. э. н., председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова


    Источник


    Это сообщение было отредактировано Андрей 30 июля 2015 г. 19:24:03 MSK
  • 3 августа 2015 г. 21:16:23 MSK

    В чем виноват Путин. «Серый кардинал» Бурбулис дает совет президенту

    Один из самых могущественных политиков из окружения Ельцина в канун своего юбилея рассказал, как строилась новая Россия, кто сверг Горбачева и куда ведет страну нынешняя команда

     

    Во вторник исполняется 70 одному из наиболее загадочных политических деятелей обновленной России. Его называли «серым кардиналом» ельцинской эпохи и самым влиятельным человеком из окружения первого Президента России. В начале девяностых Геннадий Бурбулис совмещал должности госсекретаря России и первого заместителя председателя российского правительства. Легенды гласят, что и все это правительство набирал Бурбулис, ему же присваивают лавры инициатора Беловежских соглашений о распаде СССР и даже считают главным творцом восхождения Ельцина на пост №1 в России. «МК» поговорил с юбиляром о том, какова доля вымысла и исторической правды в легендах о нем, и о том, куда сегодня, на его взгляд, идет Россия?

     

    В чем виноват Путин. «Серый кардинал» Бурбулис дает совет президенту
    Фото: из личного архива Геннадия Бурбулиса


    — Геннадий Эдуардович, каков ваш вклад в то, что Борис Ельцин стал Президентом России?


    — Я возглавлял его избирательный штаб в 1991 году. Но правда в том, что президентом Бориса Ельцина сделали история и российский народ, который к началу 90-х годов устал бесконечно ожидать светлого будущего, которое будет спущено откуда-то с вершин советской власти, и ощутил желание жить нормально, достойно уже сейчас. Люди захотели свободы, личной ответственности за свою жизнь и права проявлять инициативу. Все это было в программе кандидата в президенты РСФСР Ельцина.

     

    Напомню, что съезд депутатов РСФСР побоялся избирать президента, блокировал эту идею, и президентский пост был учрежден народным референдумом. Борис Николаевич победил на первых всенародных выборах с огромным преимуществом (он набрал 57,3% голосов, его ближайший соперник Н.Рыжков — 16,85%).

     

    Что касается лично меня, то я был представителем очень массового и активного победного послевоенного поколения. Наше поколение облучали утопией съездов КПСС и грезами о создании идеального общества в СССР, мы — поколение, испытавшее восторг от полета Юрия Гагарина в космос, но затем пережившее унижение геронтократией, застоем в нашей стране, невостребованностью и отторжением всего передового. Мы пришли к пониманию, что чудовищный эксперимент по осчастливливанию граждан СССР через насилие, через подавление личных талантов и взглядов, через истребление неугодных неизбежно провалится.Наше поколение выстрадало перестройку, увидело надежду в идеях гласности, демократизации, инициативности. У Михаила Горбачева был исторический шанс воплотить наши мечты.

     

    — Если вы так обрадовались горбачевской перестройке, то зачем же вы свергли Михаила Сергеевича?


    — Как бы ни выглядело это сейчас, но наша команда под лидерством Бориса Ельцина и Андрея Сахарова не свергала Горбачева. Порыв Михаила Сергеевича к демократическим преобразованиям мы приветствовали, но он был наивным и непоследовательным. Горбачев полагал, что обновление можно осуществить в рамках существующей социалистической модели и под руководством поучающего политического класса. Беда Михаила Сергеевича в том, что он не сумел преодолеть советские стереотипы. Когда были избраны съезды народных депутатов, то появилась потрясающая возможность сделать делегатов мотором преобразования советской империи в новое качество. Но Горбачев и его товарищи усмотрели в депутатском корпусе угрозу. В итоге Михаил Сергеевич, который сам же выпустил на волю жизнетворную энергию обновления, стал с ней бороться.

     

    Одной рукой он продолжал развивать демократические институты, другой — душил их. Этот разрыв нанес ему серьезную психологическую травму, которая проявилась в августе 1991 года.

    20 августа в Москве должно было начаться подписание союзного договора, подготовленного в ходе Ново-Огаревского процесса. Он должен был способствовать эволюционному преобразованию Союза в современное государство. Определив еще 2 августа 1991 года эту дату, Горбачев берет отпуск с 4 августа и уезжает в Форос. На аэродроме он выслушивает своих соратников, которые убеждают, что нужно не подписывать договор, а вводить чрезвычайное положение. «Попробуйте, но у вас ничего не получится...», — как бы невзначай говорит Михаил Сергеевич. Чрезвычайное положение, введенное 19 августа с тихого благословения Горбачева, продержалось всего три дня, но этого хватило, чтобы раз и навсегда потерять исторический шанс на спасение Союза. Я назвал эти три дня «политическим Чернобылем». После него, к огромному нашему огорчению, уже не осталось места ни для СССР, ни для его президента Горбачева, который уже ничем не управлял. Тогда на первый план в РСФСР вышла наша команда во главе с Ельциным, в других республиках — их руководители. Требовалось срочно решать на местах вопросы жизни и смерти, в первую очередь — как и чем накормить людей, как обеспечить подготовку к зиме... Осенью 1991 года пятый съезд депутатов РСФСР назначил Ельцина председателем правительства, которому предстояло принять и реализовать первоочередные меры по выходу из чудовищного кризиса.

     

    — Вашу роль в формировании этого кабинета, как говорят, невозможно переоценить... Вы привели в правительство Гайдара и его команду реформаторов?


    — Так и есть. В этот период у меня были очень значительные полномочия и возможности. 12 июня 1991 года Бориса Ельцина избрали президентом РСФСР, а 19 июля своим указом он создал Государственный совет и учредил должность госсекретаря России, на которую назначил меня. Госсекретарь по определению наделялся обязанностью формировать стратегию внутренней и внешней политики, обеспечивать систему безопасности, формулировать программу реформ и создавать сильную президентскую власть...

     

    Для того чтобы понять, что делать с разоренной экономикой, которую получили в наследство, при Госсовете мы сформировали несколько групп экономистов. К тому времени мы уже прошли испытание программой «500 дней» и убедились в том, что в критических ситуациях решения нельзя откладывать не то что на 500 дней, но даже на неделю или день. Одна из групп, под руководством Гайдара, предложила набор наиболее оперативных и исполнимых шагов. Их программа имела уникальное качество: содержала не только идеи и систему мер, но они обеспечивались уже существующими нормативно-правовыми актами.

     

    — Гайдара к Ельцину привели вы?


    — Да, но не привел, а настойчиво рекомендовал его платформу. Мы с Егором Гайдаром познакомились в дни августовского путча, когда защищали Белый дом. Егор туда пришел с коллегами, а на следующий день они коллективно вышли из КПСС. Я слышал о Гайдаре до нашей встречи, поэтому наш разговор был предметным. Мы договорились о том, что он собирает группу профессионалов и мы встречаемся, когда ситуация успокоится. Так и сделали. Отвезли их на дачу в Архангельское, и они начали работать над программой. Когда часть программы уже была готова, мы ее обсуждали на Госсовете. Обсуждали и то, кому можно доверить ее реализацию. Я пришел к выводу, что нужно рекомендовать Борису Николаевичу встретиться с Гайдаром, и решил убедить президента, что именно ему нужно поручить экономический блок правительства.

     

    — Убедить Ельцина в этом было сложно?


    — В сентябре мы вдвоем с Борисом Николаевичем провели три дня в Бочаровом Ручье, где изучали и обсуждали программу выхода из кризиса: что делать, как делать и с кем делать. Тогда я увидел, насколько серьезно Ельцин стремится вникнуть в существо задач и предлагаемых решений. Было заметно, как сложно ему на ходу перестроить свое мышление советского администратора на современную, рыночную, коллегиальную и профессиональную систему управления. Он сделал это, чего так и не смог Горбачев.

     

    Ельцина тревожил гайдаровский план решительной либерализации. Но он принял его, когда убедился, что у нас нет другого выхода, не существует иных источников выживания, кроме свободы рынка и конкуренции. Мы договорились, что президент познакомится с Егором Тимуровичем и сможет лично уточнить детали.

     

    Когда они встретились, Гайдар произвел на Ельцина самое хорошее впечатление. Борис Николаевич, человек с огромным кадровым опытом, прошедший через потрясения, связанные с борьбой со старой советской бюрократией и ее партийной традицией никуда не спешить и поменьше делать, увидел перед собой молодого, деятельного, решительного человека, говорящего внятно и четко, способного отстаивать свою правоту и брать на себя ответственность. Это олицетворение молодой России в Гайдаре сопрягалось с Россией исторической, которую воплощали предки Гайдара. Для Ельцина было символично и то, что разговаривающий с ним реформатор — внук Аркадия Гайдара (ведь предстояло создать свою «тимуровскую» команду, которая должна заботиться о бабушках и дедушках страны, стоящей у пропасти), и то, что он потомок Павла Бажова, сказки которого в сердце у каждого уральца. Грело и то, что многие годы своего детства Егор провел в нашем родном Свердловске, на улице Чапаева.

     

    Поэтому президент Гайдара принял не только как перспективного экономиста, но и как человека, и всячески его поддерживал.

     

    — Ельцин полностью осознавал, насколько болезненными в итоге будут гайдаровские реформы?


    — Да. Он это понимал настолько, что мы пришли к выводу: без его личной решительной поддержки никто никогда не сможет даже ничего близкого предпринять. Поэтому он и решился, уже будучи президентом, лично возглавить правительство и добился от съезда, который его назначал, права решать неотложные вопросы своими личными указами. 6 ноября 1991 года он назначил указами Егора Гайдара своим заместителем по экономическим реформам, Александра Шохина — по социальной политике, а меня как госсекретаря и инициатора этой реформаторской команды — первым зампредом правительства.

     

    Моральная нагрузка на Ельцина осенью 1991 года была огромной. 15 ноября под председательством Бориса Николаевича правительство, которое к тому моменту было уже полностью сформировано, приняло более 20 документов, которые сейчас неадекватно называют одним словосочетанием — «шоковая терапия». С моей же точки зрения, эти решения перевернули сознание миллионов людей, а 15 ноября стало днем прорыва России в новую жизнь. Это была система неотложных мер, призванных предотвратить полную катастрофу.

     

    Фото: из личного архива Геннадия Бурбулиса
     

    — Декабрьское Беловежское соглашение о роспуске СССР было таким же срочным и необходимым?


    — Мы не планировали ничего особенного подписывать, когда ехали в усадьбу Вискули. К тому времени у четырех республик — России, Украины, Белоруссии и Казахстана — уже были двусторонние договорные отношения, мы их развивали и уточняли. Никаких дополнительных бумаг они не требовали.

     

    Осенью 1991 года Горбачев начал мучительный процесс Ново-Огарево-2 — бессмысленные посиделки с целью написать новый вариант союзного договора. Там Михаил Сергеевич собирал республиканских лидеров и часами что-то говорил. Все понимали, что Кремля нет, Горбачев и союзные власти ничем не управляют, но терпели эти встречи.

     

    После одного из таких заседаний расстроенный бессмысленностью происходящего председатель Верховного совета Белоруссии Станислав Шушкевич подошел к Ельцину и сказал, что хорошо бы встретиться и нормально обсудить назревшие между республиками вопросы. Его больше всего интересовало энергоснабжение.

     

    Встречу наметили на 8 декабря. А 1 декабря Украина выбрала своего президента — Леонида Кравчука. И он попросился принять участие в беловежской встрече. Все согласились, после чего решили пригласить и президента Казахстана Назарбаева. Последний, как человек мудрый и осторожный, решил сначала заехать в Москву к Горбачеву и в Белоруссию оттуда уже не прибыл. А пока мы его ждали в течение целого дня, Кравчук нам объяснял, что Украина теперь — совершенно новое президентское государство, ни в какой Союз она больше не входит и не знает, где находится такой Кремль и кто такой Горбачев. Он категорично заявлял, что Украина выстрадала свободу и историю теперь не вернуть. Нам было совершенно непонятно, в каком же теперь формате решать хотя бы энергетические вопросы. И тут у России и Белоруссии родилась идея — создать содружество — Содружество независимых государств. Кравчук обрадовался и моментально ухватился за эту идею. Это не накладывало ни на кого особых обязательств, но открывало перспективы взаимодействия. И мы достаточно быстро написали документ, в котором говорится, что СССР как геополитическая реальность прекратил свое существование и заключается соглашение о создании СНГ. В Белоруссии ее подписали три страны, а затем присоединились все республики бывшего СССР, кроме прибалтийских.

     

    На мой взгляд, время показало, что «узаконить» распад СССР было необходимо, потому что до Беловежских соглашений существовало безвластие: союзные власти уже ничем не управляли, а республиканские не имели достаточных полномочий, чтобы взять всю инициативу на себя.

     

    — Почему, стремительно набрав такую силу в первые ельцинские годы, вы так же стремительно ушли из власти?


    — Реформы были болезненными, уже в начале апреля 1992 года произошло первое серьезное столкновение парламента с президентом и правительством. Моя роль на тот момент была уникальной: и зампред правительства, и госсекретарь, а к этому времени я еще курировал контакты с главами регионов, депутатами, партиями... В обществе меня стали считать «серым кардиналом», которому до всего есть дело. Из уст делегатов съезда так и прозвучало: Бурбулиса стало слишком много. Ельцин в те годы был вынужден маневрировать, балансировать между разными силами, ему приходилось иногда идти на уступки. Были назначены новые выборы председателя правительства, в которых Ельцин уже не участвовал, но в парламенте никто из кандидатов так и не смог получить большинства. В итоге только в июле Егор Гайдар получил временный статус и.о. премьера. В декабре 1992 года давление съезда возросло: недемократическая часть народных депутатов РСФСР поставила президенту ультиматум с требованием убрать Бурбулиса «из политической жизни России», и я оставил все государственные посты. Тем временем съезд признал работу правительства под руководством Гайдара неудовлетворительной и не утвердил его кандидатуру на должность премьера; 12 декабря им стал Виктор Черномырдин. В спину нам сыпались упреки: как этим философам и молодым научным сотрудникам можно было доверить управление государственной машиной? Но свое дело мы сделали. Нас убрали, но вернуть страну к старым представлениям об управлении уже было невозможно. Все следующие за нами продолжали путь, проложенный первыми реформаторами.

     

    — Как политики первой команды Ельцина и вы лично оцениваете сегодняшнюю политическую жизнь страны, состояние рыночных отношений и экономических свобод?


    — Это — предмет моих переживаний. Я воспринимаю как дар то, что судьба позволила принимать активное участие в событиях на рубеже эпох, когда подпись недавнего парнишки с уральского завода стояла рядом с подписью президента на документах, которые изменили мировую историю и заложили основы для становления нового российского государства.

    Но сегодня мы имеем дело с затяжной реставрацией имперских и советских ценностей. Государственные мужи стали очень часто оценивать события 90-х годов неадекватно, видны очень опасные тенденции явочного пересмотра заложенных тогда базовых конституционных ценностей. Налицо доминанты, которые никогда ничего хорошего стране не приносили: поиск врага, внутреннего и внешнего...

     

    При этом я хорошо понимаю, что сложившийся сейчас идейный и мировоззренческий климат — результат не только чьей-то персональной воли, но и глубинной, исторически закодированной для российского чиновничества традиции запрещать, подозревать, докладывать куда следует... Ошибка наша — первых реформаторов — заключалась в том, что мы наивно полагали, будто переход от патологических, тоталитарных имперских традиций к цивилизованному гражданскому обществу, новым демократическим ценностям может произойти быстро и легко, однако многовековой российский уклад и тоталитарные традиции советской эпохи оказались сильнее.

     

    — Так что же теперь: мы обречены вечно сидеть в патерналистском государстве, в восточной империи, враждебной западному миру?


    — Нет. Я воспринимаю происходящее в последние годы ужесточение политической системы как важный урок. Знания, полученные благодаря ему, должны помочь нам преодолеть многовековое имперское наследие. И большую роль в этом может сыграть прозападно настроенная оппозиция, для этого она должна помогать стране точнее осознать ситуацию и найти достойный выход из этого имперского тупика.

     

    — Какой бы совет вы дали Путину, если бы он об этом попросил?


    — Я бы сказал ему, что нужно поверить в наших граждан. Я сказал бы: «Не сомневайтесь, что в России сейчас есть многие десятки миллионов людей, которые не хотят ни при каких условиях уезжать из страны. Есть и миллионы, которые недовольны происходящим, но они не хотят бороться с государством, а хотят вдумчивого общения и сотрудничества с действующей властью». А совет был бы таким… Не нужно думать, что кругом враги и шпионы. У нас много ответственных людей, которые болеют за страну и хотят ею гордиться. К ним не нужно относиться с предубеждением, их не нужно ущемлять в правах. С ними не нужно говорить языком указаний и запретов, а следует вести диалог, в процессе которого можно будет исправить накопившиеся ошибки. Подрастают новые поколения, они в гораздо меньшей степени испытывают груз исторического прошлого. Мы строим страну для них, а значит — нужно спросить у них: какую страну мы должны построить. Хотят ли они большей свободы и ответственности, или предпочитают, чтобы государство их строго направляло на путь истинный.

     

    — Скажите, пожалуйста, пару слов о научной работе, которой вы сейчас занимаетесь?


    — Уже более десяти лет мы с соратниками разрабатываем новую научную дисциплину — политософию. Открыта кафедра в Международном университете в Москве, я ее возглавляю. Ключевая идея этого учения в том, что ни одной глобальной проблемы в современном мире невозможно решить без культуры диалога и взаимопонимания между людьми и государствами. Политософия — это и мировоззрение, и методология, и практика в форме социокультурной педагогики. В своей исследовательской и практической деятельности она опирается на триаду «Человек — Власть — Свобода» как на единое целое, а не как на несовместимые ценности. А ключевой политософский вопрос для человека заключается в том, как ему жить достойно среди людей в родной стране и современном мире, независимо от дефектов окружающей его политической среды.

     

    Михаил Зубов

    Источник


    Это сообщение было отредактировано Андрей 3 декабря 2015 г. 9:54:36 MSK
  • 4 августа 2015 г. 23:35:01 MSK

    Мустафа требует судить Екатерину II


    А кто ответит за пять миллионов славянского полона?


     

    Мустафа Джемилев и председатель Меджлиса крымско-татарского народа Рефат Чубаров (слева направо) (Фото: Максим Никитин/ ТАСС)

     

    Изгнанные из Крыма за разжигание межнациональной ненависти, организаторы т.н. «Всемирного конгресса крымских татар» де-факто объявили себя правопреемниками Крымского Ханства.В Анкаре депутат украинской Рады Мустафа Джемилев и нынешний председатель меджлиса Рефат Чубаров обратились к ООН. Они утверждают, что «еще в 1783 году Россия начала геноцид в оккупированном Крыму»

     

    — Тогда Москва ликвидировала нашу историческую родину — Крымское ханство, и оккупация продолжается до сих пор, — завил с турецкой трибуны Джемилев.

     

    Они совершенно серьезно требуют «проведения следствия, судебного рассмотрения всех совершенных, начиная с 1783 года и до сегодняшнего дня, Российской империей и ее наследниками — Советским Союзом, Российской Федерацией — преступлений с целью уничтожения крымско-татарского населения, а также признания указанных злодеяний геноцидом».

     

    А вот самый громкий перл из Анкары. В джемилевском обращении к ООН дословно говорится, что «после оккупации Крыма Россией в 1783 году было ликвидировано Крымское ханство, историческая родина крымских татар в течение более 1 тысячи лет».

     

    Как известно, сейчас Мустафа-ага занимает должность уполномоченного президента Украины Петра Порошенко по крымским делам. И по степени исторического дебилизма уполномоченный вполне соответствует своему шефу.

     

    До сих пор не прошел глубокий шок от выступления Порошенко во время мероприятий, посвященных Дню крещения Руси и тысячелетию со дня преставления князя Владимира Великого.

     

    — Византия была нашим украинским ближайшим соседом, — вещал «шоколадный король».

     

    — Владимир тогда вел войну против Орды…

     

    Даже у Виталия Кличко поднялись брови от такого исторического открытия. Ведь еще в пятом классе средней школы дети учат — князь Владимир жил за несколько столетий до появления татаро-монгол. И никакой «войны против Орды» креститель Руси вести не мог!

     

    Это элементарно, это написано в каждом учебнике истории. Но Порошенко феерично отжигает исторический бред.

     

    Точно такую же чушь вслед за киевским хозяином несет Джемилев. Но при всем желании Крымское ханство невозможно назвать «исторической родиной в течение тысячи лет».

     

    Хотя бы потому, что первый монголо-татарский поход на Крым случился в 1223 году. То есть, шел XIII век. Полководцы Чингисхана грозные Джебэ и Субэтей вторглись на полуостров, разгромили русско-половецкую коалицию и овладели Судаком-Сурожем. По свидетельству современника, знаменитого арабского историка Ибн аль-Асира, «многие из знатных купцов и богачей русских» бежали за море в мусульманские страны, спасая своё имущество и товары.

    Однако еще два столетия обезлюдевший от резни Крым оставался всего лишь владением монгольского Улуса Джучи. В 1399 году будущий властитель Золотой Орды темник Егидей предает огню и мечу православную твердыню — Херсонес Таврический. Жизнь легендарного города-полиса прекратилась навсегда.

     

    И только после смерти Едигея Золотая Орда утратит контроль над Крымом. Основатель династии Гераев Хаджи I Гирей объявил себя властелином Крымского ханства, был избран ханом и возведён на престол.

     

    Это середина XV века. Нетрудно подсчитать — прошло с тех пор меньше шести столетий. Тем более, независимость ханства продержалась считанные десятилетия. Пришли турки и с 1478 года крымские татары официально стали вассалами Османской Порты.

     

    С арифметикой не поспоришь. Никакой «родиной татар в течение тысячи лет» Крымский полуостров быть не может. Тогда почему так нагло врет «Кырымоглу» — Джемилев? Надеется на вопиющую безграмотность соплеменников, учившихся в украинской школе? Уверен, люди волей-неволей поддадутся пропаганде и начнут верить небылице?

     

    — В Анкару отправилось ближайшее окружение Джемилева, его родственники и те, кто совместно с ним во времена Украины содержали свои семьи на западные гранты. Они пытаются решить судьбу народа без ведома самого народа, — комментирует ситуацию вице-премьер Республики Крым Руслан Бальбек.


    Игорь Панин о том, почему русскому туристу ближе берег турецкий

     

    Вице-премьер подчеркнул, что нынешняя провокация в турецкой столице носит явно антироссийский характер. Цель — дезинформировать международную общественность, говоря о неких «притеснениях» и создавая тем самым негативный образ Российской Федерации: «Мы сожалеем, что крымско-татарский фактор в очередной раз используют как инструмент давления на нашу страну».

     

    За несколько дней до конгресса Мустафа Джемилев назвал «холопами» своих соотечественников, оставшихся верными российскому Крыму. Он публично оскорбил духовных лидеров и представителей национальных общественных движений.

     

    — После оскорбления народа Мустафа не смеет больше называть себя крымским татарином, — заявили в Симферополе.

     

    Тем временем, радикальная русская общественность крымской столицы решила ответить на просьбы «признать геноцидом ликвидацию Крымского ханства». Группа симферопольских активистов во главе с Романом Деревянко и Игорем Спектором готовит встречное обращение к ОНН.

     

    Суть обращения — «расследовать геноцид народов России и Украины, осуществленный Крымским ханством в XV-XVIII вв». Все материальные, социальные и политические претензии должны быть переадресованы его нынешним правопреемникам, официально объявившим себя на конгрессе в Анкаре.

     

    По самым скромным оценкам ученых-историков, за три века своего существования крымцы угнали в неволю до 5 млн. жителей восточно-славянских земель. Только за первую половину XVI в., судя по летописным документам, состоялось 43 нападения на Русь. Набеги осуществлялись практически ежегодно.

     

    Борьба с Крымским ханством не знала ни мира, ни перемирий. Серьезно истощала людские и материальные ресурсы России, ставя ее на грань выживания. Причем количество взятого «полона» многократно превосходило русские и украинские военные потери.

     

    Это настоящий кошмар российской земли, который вполне подпадает под определение «геноцид». Не случайно люди той эпохи сравнивали Крым с «ненасытной и беззаконной пучиной, пьющей нашу кровь». Только один Девлет-Гирей совершил по крайней мере четыре крупных нашествия на московские земли. В ходе одного набега (1571 г.) была сожжена сама Москва. Посол Девлет-Гирея рассказывал в Литве, что ханские люди убили в России 60 тысяч человек и ещё столько же увели в полон.

     

    Невероятно, но последний в истории большой поход на русские земли хан Кырым Гирей совершил накануне Пугачевского бунта. Татары и ногайцы разорили низовья Днепра, угнали много пленных. 70-тысячное войско Кырыма было остановлено и отброшено гренадерами Петра Румянцева.


    Зачем Украине денонсация договора о совместном использовании Азовского моря

    …Глупо судить дела давно минувших дней. Параноидальным фарсом кажутся призывы Мустафы Джемилева «провести следствие и судебное рассмотрение» крымских событий времен Екатерины II. То же самое можно сказать о попытках осудить действия самого Крымского ханства. Волки жили, как могли.

     

    Настоящая сила российского Отечества — в объединении народов. Ровно 125 лет назад в Симферополе торжественно открыли великолепный монумент Екатерине Великой. В приветственной телеграмме император Александр III писал: «Благодарю за усердие дворян и мурз Тавриды».

     

    На торжественном банкете первый тост «За русское воинство» провозгласил потомок ханов, сенатор и действительный статский советник Николай Александрович Султан-Крым-Гирей. Последний тост екатерининского банкета поднял богач и меценат Джан Аслан Мурза Мулаков.


    «За благоденствие русского народа!» — звенели крымским хрусталем русские и греки, немцы и татары. Пора возвращаться в нормальную жизнь.

     

    Источник


    Это сообщение было отредактировано Андрей 3 декабря 2015 г. 9:55:14 MSK
    • сообщений 270
    5 августа 2015 г. 10:14:19 MSK

    "Императрица родила урода с рогами"

    Как распадалась императорская фамилия

    Как глава императорской фамилии, Николай II решил перераспределить полагавшиеся ей средства в пользу своей семьи

    Вопрос о том, где проходит граница, отделяющая сильную власть от гибельного самовластия, в России не терял своей актуальности никогда. За полтора десятилетия до краха империи, в 1901 году, царедворец, член Государственного совета А. А. Половцов начал отмечать и анализировать в своем дневнике признаки развала императорской власти и фамилии, происходившего по вине Николая II.


    Евгений Жирнов

     

    "Всех их заботит необеспеченность"

    Представление записей из дневника А. А. Половцова следует начать не с первых его заметок о том, во что превращаются императорская семья и власть под влиянием странных решений Николая II, а с причины, которая привела к скандальному поведению великих князей и княжон. О единоличном — в нарушение закона — распоряжении императором удельным имуществом и деньгами, которые Павел I в 1797 году отделил от остального имущества казны "для удовольствования происходящих от крови императорской родов всем нужным к непостыдному их себя содержанию". Запись об этом бывший государственный секретарь сделал 15 апреля 1906 года:

    "Захожу утром к в. к. (великому князю.— "История") Владимиру Александровичу. Одновременно со мной входит гос. секретарь барон Икскуль для прочтения журнала заседания, состоявшегося под председательством Владимира Александровича, для обсуждения изменений в учреждении об импер. фамилии, вызываемых новыми законодательными установлениями. Членами заседания были в. князья Константин Константинович, Николай Николаевич, Александр Михайлович и Андрей Владимирович. Всех их заботит необеспеченность их положения вследствие несоблюдения закона 5 апреля 1797 г., установленного императором Павлом. За последние годы были по приказанию императоров Александра III и ныне царствующего Николая II взяты значительные суммы из удельного фонда, так, напр.: куплено Мургабское имение, принадлежащее царствующему императору, обошедшееся в несколько миллионов; во время японской войны взято два миллиона, кои от имени императрицы Александры Федоровны будто бы пожертвованы на воспомоществование пострадавшим воинам, но в действительности на это израсходован лишь один миллион, а второй оставлен в распоряжении императрицы, устраивающей на эти деньги больницу и что-то вроде школы для кормилиц; на днях управляющий уделами князь Кочубей получил приказание купить за два с половиною миллиона имение, оставшееся после в. к. Сергея Александровича, заплоченное им один миллион (так в тексте.— "История") (s?с), не приносившее никакого дохода и завещанное им в. к. Елизавете Федоровне.

    В. к. Александр Михайлович настаивал на том, что в. князья менее обеспечены теперь в своих правах, чем остальные подданные. Министр двора барон Фредерикс, нравственно прекрасный, но весьма невежественный человек, имел неосторожность заявить на этом заседании, что государь имеет право распоряжаться удельным достоянием по своему усмотрению".

     

    В итоге многие члены императорской фамилии начали заниматься разнообразными коммерческими операциями, которые больше напоминали аферы, и позорили императорскую династию и власть в целом. О том, как удалось отклонить проект, предлагавшийся великим князем Сергеем Михайловичем, его любовницей Матильдой Кшесинской и известным своей коррумпированностью петербургским градоначальником Н. В. Клейгельсом, Половцов писал 7 июня 1901 года:

    "Министру финансов (С. Ю. Витте.— "История") подчас приходится бороться с невероятными фантазиями на почве материальных, часто просто преступных отбросов; образчиком тому может служить разбиравшееся на днях в совещании всех министров под председательством Сольского дело о постройке круговой около Петербурга железной дороги. Дорога должна стоить 190 милл. рублей; цель ее непонятна; добиваются концессии в. к. Сергей Михайлович, Кшесинская и Клейгельс. Совещание единогласно отбросило эту мошенническую проделку".

    А те, кто не имел возможности или желания заниматься коммерцией, ударялись во все тяжкие и становились предметом обсуждения и сплетен не только великосветского общества. Об одном из таких отпрысков императорского рода Половцов сделал запись 17 апреля 1901 года, после беседы с обер-прокурором высшего органа церковной власти, Святейшего синода, К. П. Победоносцевым об отправленном за проступки под надзор в Ташкент великом князе:

    "Победоносцев рассказывает, что в числе разных комиссий, коих он состоит членом, ему приходится измышлять средства обезвредить полусумасшедшего в. к. Николая Константиновича — старшего сына Константина Николаевича. Он наделал бесчисленные пошлости и преступления в Ташкенте, где даже из назначенных к надзору за ним лиц некоторые просто были по его распоряжению убиты. В последнее время, несмотря на существование законной жены и взрослых детей, он взял четырнадцатилетнюю девочку, с которой его якобы обвенчал пьяный поп, обведя венчавшихся три раза около обеденного стола. Теперь Николай Константинович приехал в Тверь и продолжает там бесчинствовать. В Петербурге рассуждают о том, что с ним делать, и никак ничего придумать не могут".

    Скандальным образом вели себя и некоторые другие члены императорской фамилии, которых при этом никто не считал сумасшедшими. К примеру, управлявший морским ведомством и тем самым всем российским военно-морским флотом великий князь Алексей Александрович шокировал всех, открыто демонстрируя любовницу.

    "В Петербурге грустно, тускло, грязно,— писал Половцов 17 февраля 1901 года.— Разумеется, только и разговоров что государь и его семейство. О государе вечные сетования о том, что он плохо окружен, о царском семействе — что в нем ежедневно умножаются скандалы. Напр., у в. к. Алексея Александровича был домашний спектакль, в котором главное участие принимала содержимая им французская актриса, которая ужинала за общим с приглашенными столом, разыгрывая роль хозяйки, покрытой бриллиантами. Здесь же ужинали государь, великая княгиня Мария Павловна, Владимир Александрович и другие великие князья".

    Увлечение Алексея Александровича, как констатировал 9 октября 1905 года Половцов, имело неприятные последствия и за границей — ему отказал в приеме зарубежный монарх, что было оскорблением не только для него, но и для страны:

    "В. к. Алексей Александрович втихомолку уехал за границу и остановился в Гомбурге. Ему сопутствовала актриса балета. Так как в Гомбурге находился германский император, то в. к. Алексей Александрович просил его быть принятым, но император отвечал, что принять его не может и отдать ему визит вследствие его сожительства".

    "По интригам двух черногорок"

    Однако самым печальным результатом развала императорской фамилии Половцов считал отделение царской семьи от всех родных, кроме наименее достойных из них. 28 июля 1902 года он записал в дневнике:

    "Из вполне достоверного источника: государь — всецело под влиянием и обаянием вызванного из Лиона именующего себя оккультистом некоего Филиппа. Этот проходимец познакомился во Франции с Милицей и Анастасией Николаевнами Черногорскими, состоящими в замужестве за в. к. Петром Николаевичем и принцем Лейхтенбергским Георгием Максимилиановичем. По их внушению Филипп вызван был в Петербург, представлен государю, начал вызывать ему духов и прежде всего тень его отца — Александра III, который диктует своему сыну приказания относительно того, как следует управлять нашим бедным отечеством... Кроме вызывания духов и вообще спиритизма Филипп занимается здоровьем императрицы, заявив, что он может обеспечить рождение сына, если не на этот раз, то непременно на следующий. Руководясь исключительно сообщениями, назиданиями этого авантюриста, государь ни с кем более ни о чем не советуется, а дает только приказания, им импровизированные, без предварительного обсуждения и согласования с обстоятельствами, с потребностями, с целями сколько-нибудь обдуманными. Не говоря о сотнях тысяч рублей, кои разлетаются во все стороны, министр финансов получил приказание назначить князю Черногорскому пенсию в 3 миллиона, которую ему на этот раз удалось свести на 250 000 руб.".

    В записи от 30 августа 1902 года следовало продолжение этой истории:

    "Государь по интригам двух черногорок (Милица и Стана) попал в руки подозрительного авантюриста, француза Филиппа, которому, не говоря о всяких других его проделках, мы обязаны постыдным приключением императрицыных лже-родов. Путем гипнотизирования Филипп уверил ее, что она беременна. Поддаваясь таким уверениям, она отказалась от свидания со своими врачами, а в середине августа призвала лейб-акушера Отта лишь для того, чтобы посоветоваться о том, что она внезапно стала худеть. Отт тотчас заявил ей, что она ничуть не беременна. Объявление об этом было сделано в "Правительственном Вестнике" весьма бестолково, так что во всех классах населения распространились самые нелепые слухи, как, напр., что императрица родила урода с рогами, которого пришлось придушить, и т. п. Такой эпизод не поколебал, однако, доверия императорской четы к Филиппу, который продолжает в глазах их быть превосходным и вдохновенным человеком".

    А два дня спустя Половцов записал в дневнике новые детали:

    "Сила влияния этих негодных людей проявляется ежедневно. Из множества примеров приведу один, на мои глаза наиболее поразительный. В Париже уже много лет служит в качестве начальника русской секретной полиции некий Рожковский (Рачковский). Дело свое он понимает и ведет очень хорошо и еще при Александре III пользовался особым доверием высших властей и самого государя, который неоднократно вызывал его к себе для выслушания личных его заявлений. Начальник личной государевой охраны генерал Гессе поручил Рожковскому (Рачковскому) представить сведения о Филиппе. Составленная Рачковским записка выяснила, что Филипп — сын мясника, сам был мясником, не получил никакого образования, вздумал лечить больных, что вскоре ему было запрещено полицейскими властями; тогда он пустился в спекуляции, потерял на бирже 400 т. фр. и затем обратился к гипнотизму как средству существования... Записку Рачковский представил Сипягину (министр внутренних дел, убит в 1902 году.— "История"), который, прочитав ее, дал Рачковскому такой ответ:

    — Я не понимаю, почему вы представляете мне эту записку, которую я не поручал вам составлять. Предваряю вас, что ежели меня когда-либо об этом спросят, то я отвечу, что вы никогда мне ничего не представляли и я об этом ничего не знаю. Ответив вам как министр (следовало бы прибавить, доблестный), я как частный человек даю вам совет: бросьте свою записку в камин и никогда о ней не упоминайте.

    Рачковский представил свою записку генералу Гессе, который подал ее государю. Государь до того рассердился, ознакомившись с содержанием записки, что изорвал ее в клочки, бросил их на пол и стал топтать ногами. Отсюда началось нерасположение к Рачковскому, которое усилилось еще следующим обстоятельством: Рачковский пользуется особым расположением президента (Франции.— "История") Лубе в такой степени, что в последнее его путешествие сопровождал его и жил в комнатах, отведенных президенту в Царскосельском дворце. Ввиду таких личных отношений Рачковскому поручено было добиться от президента дарования Филиппу патента на звание доктора медицины. Лубе созвал совет министров и объявил ему о своем желании угодить русскому императору. Министры и в особенности министр нар. просвещения, коего это предложение касалось, заявили о полной невозможности исполнить такое требование, предвидя в случае такого исполнения парламентские запросы и вероятное падение министерства. По доставлении такого отказа Рачковский получил приказание просить о допущении Филиппа к докторскому экзамену с рекомендациею снисходительности экзаменаторам. На это министр нар. просвещения согласился; но когда этот ответ был передан черногорским покровительницам авантюриста, то Стана объявила, что предложение это будет принято только в том случае, если экзамен будет произведен в ее комнате. На этом дело и остановилось.

    Вслед за тем министр внутр. дел Плеве получил от государя записку с приказанием вызвать Рачковского из Парижа. Послана была телеграмма, и Рачковский явился. При всеподданнейшем докладе Плеве спрашивал приказания относительно Рачковского, но получал уклончивые ответы, покуда записка от государя не уведомила его, что Рачковского надо убрать из Парижа. Таким образом этот трудно заменимый человек лишился своего места; русские политические в Париже агитаторы остаются без наблюдения, и все из-за интриг какого-то негодяя, которого между тем наградили патентом русского доктора медицины и чином действительного статского советника, т. е. пожалованием в русские дворяне.

    Генерал Гессе, по должности начальника дворцовой охраны принимавший во всех этих переговорах участие, как слышно, испытывает монаршее охлаждение!"

    На этом фоне развал императорской фамилии продолжался со значительной скоростью. 6 января 1903 года Половцов записал:

    "Крещенский выход в Зимнем дворце. Повинуюсь объявленному повесткой приказанию туда ехать, думая отделаться одним поклоном проходящему высочайшему шествию, но членов государственного совета оказывается так мало, что поневоле отстаиваю обедню. Мне удается напасть на в. к. Алексея Александровича и напомнить ему о необходимости созвать совещание о Соляном Городке. Во все время обедни он не находится в церкви, а уходит курить куда-то. То же самое с половины обедни делает Николай Николаевич. Подобное публичное нарушение элементарных великокняжеских обязанностей я вижу в первый раз.

    Заезжаю к Победоносцеву, который непрерывно вздыхает о всем происходящем. В особенности негодует на приказание возвести в святые Серафима (Саровского.— "История"). Такое святопроизводство к празднику, выдуманное этими вредоносными черногорками и подкрепленное дармштадской принцессой, может наделать много хлопот. На первый раз уже отпущено 150 т. рублей на празднование этого торжества".

    Половцов, как верный слуга трона, пытался воздействовать на ситуацию и предлагал создать совет из старейшин императорской фамилии для решения возникающих проблем, но к нему не прислушались. Царствующий дом, по сути, как институт власти перестал функционировать, а если умирает важная часть государственного механизма, кончину всей системы власти не придется долго ждать. http://www.kommersant.ru/doc/2326023


    Это сообщение было отредактировано Андрей 3 декабря 2015 г. 9:55:35 MSK
    • сообщений 270
    15 августа 2015 г. 9:34:54 MSK

    «Где раз поднят русский флаг, там он спускаться не должен»

    Как Сахалин и Приамурский край стали Россией в результате экспедиции русского офицера

    Невельской, изучив материалы экспедиции поручика Петра Гаврилова на Амур, понял, что тот перепутал Амурский лиман — северную часть Татарского пролива между материковой Азией и островом Сахалин — с заливом Байкал на севере Сахалина.Невельской, изучив материалы экспедиции поручика Петра Гаврилова на Амур, понял, что тот перепутал Амурский лиман — северную часть Татарского пролива между материковой Азией и островом Сахалин — с заливом Байкал на севере Сахалина.

    Фотография: Wikimedia Commons

    14.08.2015, 17:24 | Владимир Гелаев
     

    165 лет назад остров Сахалин и Приамурский край были объявлены российскими территориями. Произошло это благодаря офицеру Геннадию Невельскому, решившему не слушать свое начальство и освоить эти территории. Как это произошло, вспоминает отдел науки «Газеты.Ru».

     

    Несмотря на то что первые русские переселенцы из числа казаков побывали в Приамурье и Забайкалье еще в XVI веке и основали там поселения, часть этих территорий нельзя было в полной мере назвать российскими. Так, на часть из них претендовал Китай, с которым Россия в 1689 году заключила Нерчинский договор, лишивший нашу страну части недавно обретенных территорий. При этом оставался еще целый ряд земель, чья принадлежность документально никак зафиксирована не была.

    Исследовали их преимущественно казаки. Так, русский первопроходец Иван Нагиба спустился вниз по Амуру и, несмотря на противодействие местных жителей, добрался до устья реки. А «письменный голова» Василий Поярков повторил подвиг Нагибы, сам того не зная: думая, что сплавляется по Шилке, путешественник преодолел Амур. Кроме того, именно русские первопроходцы установили, что Сахалин является островом, а не полуостровом.

    При этом в России придерживались ошибочного мнения, что Сахалин островом не является и что Амур не судоходен, соглашаясь, таким образом, не со своими соотечественниками, а с французскими и английскими исследователями.

    Вследствие этого Россия не испытывала особого интереса как к Сахалину, так и к Амуру. Так продолжалось вплоть до того времени, когда граф Николай Муравьев не был назначен генерал-губернатором Восточной Сибири. Произошло это в 1846 году, когда граф решил попытаться упрочить позиции России на Тихом океане. С этой целью он обратился к опытному моряку Геннадию Невельско́му, увлекавшемуся географией Дальнего Востока.

    В частности, именно Невельской, изучив материалы экспедиции поручика Петра Гаврилова на Амур, понял, что тот перепутал Амурский лиман — северную часть Татарского пролива между материковой Азией и островом Сахалин — с заливом Байкал на севере Сахалина. Более того, поручик Гаврилов в заливе заблудился, а затем рапортовал Николаю I, что Сахалин является полуостровом, а о судоходстве на Амуре не может быть и речи.

    Невельской со скепсисом воспринял результаты экспедиции и обратился к великому князю Константину Николаевичу — второму сыну Николая I. Царь сам избрал для сына стезю военного моряка. Геннадий Невельской же служил под началом великого князя и пользовался его расположением. Поэтому Константин Николаевич просьбу Невельского удовлетворил и отправил его под начало графа Муравьева, который, в свою очередь, в 1847 году повелел опытному моряку отправиться из Санкт-Петербурга в Петропавловск-Камчатский на корабле «Байкал».

     

    Сам Невельской планировал исследовать русло реки Амур и основать поблизости поселения. Ему разрешили это сделать после выполнения основного задания. При этом Невельскому категорически запретили основывать поселения в районе Амурского лимана или устья Амура.

    Невельской сделал наоборот: 14 августа 1850 года на мысе Куегда он основал поселение, заявив: «От имени российского правительства сим объявляется всем иностранным судам, плавающим в Татарском заливе, что прибрежье этого залива и весь Приамурский край, до корейской границы, с островом Сахалином составляют российские владения. Для этого ныне поставлены российские военные посты».

    Полномочий на это моряк не имел и cильно рисковал, посему тотчас же отправился в Санкт-Петербург, чтобы доложить о содеянном руководству.

    «Государь назвалъ поступокъ Невельского «молодецкимъ, благороднымъ и патріотическимъ», наградилъ его орд. Владиміра 4 ст. и на докладѣ Особаго Комитета положилъ Свою знаменитую резолюцію: «гдѣ разъ поднятъ русскій флагъ, тамъ онъ спускаться не долженъ». Одновременно для прекращенія постояннаго противодѣйствія, предсѣдателемъ Особаго Комитета былъ назначенъ Наслѣдникъ Престола Великій Князь Александръ Николаевичъ. Вопросъ объ Амурѣ былъ снова пересмотрѣнъ. Дѣйствія Невельского признаны правильными и рѣшено теперь же объявить А. и его устья находящимися подъ наблюденіемъ и охраной Россіи до окончательнаго разрѣшенія этого вопроса путемъ дипломатическихъ переговоровъ съ Китаемъ», — так описывали эти события современники.

    Таким образом, авантюра Невельского завершилась вполне успешно и позволила России прирасти новыми землями.

     

    «Ясно, что в Санкт-Петербурге чего-то опасались, а в Иркутске придавали главное значение на отдаленном нашем востоке Петропавловску; важнейшие же вопросы, как пограничный и в особенности вопрос морской, обусловливавший важное значение для России этого края в политическом отношении, — вопросы, к разрешению которых напрягала все усилия Амурская экспедиция, были как в Санкт-Петербурге, так равно и в Иркутске совершенно упущены из вида. На моей совести лежало навести на них высшее правительство; а чтобы достигнуть этого, надобно было действовать решительно, то есть несогласно с инструкциями, которые не соответствовали ни этой главной цели, ни местным, встречаемым нами обстоятельствам, ни положению и состоянию края и его обитателей. Весьма естественно, что на подобные распоряжения я не мог ничего отвечать, кроме того, что предписание получил и действую так-то», — вспоминал впоследствии Геннадий Невельской.

    Через несколько лет дипломатические переговоры состоялись: Китай и Россия заключили Айгунский и Пекинский договоры, согласно которым Приамурье и Уссурийский край были признаны территориями Российской империи.

    Геннадий Невельской больше не путешествовал и посвятил жизнь систематизации сведений, полученных во время своих экспедиций. А его покровитель — граф Николай Муравьев — получил титул Амурского и стал именоваться Муравьевым-Амурским.

    Россия же не просто приросла новыми территориями, но начала активно использовать Амур для судоходства и последующей торговли с Соединенными Штатами. Вскоре удалось продать аж целую Аляску. Но развитие Дальнего Востока России и в XXI веке остается вопросом сложным и слабо реализуемым.


    Это сообщение было отредактировано Андрей 3 декабря 2015 г. 9:55:54 MSK
    • сообщений 270
    16 августа 2015 г. 11:45:58 MSK

    Капитуляция с харакири

    Как Япония принимала решение о капитуляции во Второй мировой войне

     

    Фотография: Wikimedia Commons

    15.08.2015, 11:21 | Владимир Гелаев
     

    Почему японский император потерял свою божественную природу, где делали харакири недовольные капитуляцией своей страны японцы и как Сталин ответил на пренебрежение со стороны военного командования союзников в день капитуляции милитаристской Японской империи и фактического окончания Второй мировой войны, рассказывает отдел науки «Газеты.Ru».

    Победив нацистскую Германию, союзники с новыми силами начали бороться с Японией. Сводки из Западной Европы целиком и полностью уступили место репортажам с тихоокеанского театра военных действий. А Страна восходящего солнца не только стала врагом всего свободного мира, но и оказалась единственным логическим препятствием завершения Второй мировой войны. Тем не менее вступать в переговоры и тем более капитулировать японцы готовы не были: местные камикадзе были намерены сражаться до последнего, а власти верили, что подписанный с СССР договор о нейтралитете упасет их от победившей Гитлера Красной армии.

    США решили ускорить переговорный процесс и сбросили атомные бомбы на японские города Хиросиму и Нагасаки.

    Первый опыт удачным не был – японцы просто не поверили, что бомба, уничтожившая Хиросиму, отличается от тех, что и прежде имелись в распоряжении США. Заявления президента Трумэна о том, что у США появилось оружие возмездия, назывались популистскими, а японцы продолжали войну, отказываясь вступать в мирные переговоры.

    Оценить масштабы разрушения Хиросимы японцы смогли лишь к 9 августа, когда бомбу сбросили уже на Нагасаки. В этот же день Советский Союз, объявивший 8 августа войну Японии, начал военные действия. Тем временем Соединенные Штаты готовились к сбросу на Японию третьей атомной бомбы. Демонстрацию силы планировалось провести 17–18 августа, хотя и высказывалось мнение о том, что бомбардировки необходимо отложить до начала вторжения американской армии на японские острова.

    Император Хирохито оказался загнан в ловушку — военные министры, уверявшие его в том, что у США нет колоссального по мощности оружия, допустили ошибку. Японский император был вынужден выступить со следующим заявлением: «Я не желаю дальнейшего разрушения культур, не хочу больше несчастий для других народов мира. Именно поэтому мы должны принять невыносимые условия».

    «Ястребов» в руководстве Японии, которые были готовы продолжать войну до победного, по их мнению, конца, это не устраивало по нескольким причинам. Во-первых, они уповали к прошлому и заявляли, что Япония никогда не проигрывала войн и не подвергалась оккупации. Таким образом, капитуляция и оккупация типа той, что имела место в Германии, являлась для японцев позором подобным смерти. Во-вторых, на службе Японской империи находились 3500 камикадзе и 5000 лодок-самоубийц, с которыми надо было что-то делать — на плен и разоружение подобные люди шли в редких случаях.

     

    В ночь на 15 августа военное руководство Японии попыталось совершить военный переворот, решив выкрасть аудиопленку с обращением императора Хирохито к нации, которое планировали обнародовать на следующий день. Дело в том, что император записал свой голос на пленку не просто так — он соглашался на полную и безоговорочную капитуляции страны.

    Попытка переворота закончилась неудачей, а пленку похитить не удалось. В итоге заговорщики сделали харакири. Император Хирохито в тот же день выступил с обращением к нации. Помимо того, что император посредством этой речи отрекся от своей божественной природы.

    «После провала путча, принятия решения о капитуляции и особенно стремительного продвижения советских войск в глубь Маньчжурии последовала целая волна самоубийств. Отказался от традиционного харакири и застрелился в своем кабинете военный министр Анами. Его примеру последовал бывший премьер-министр Тодзио, но стрелялся неудачно. Принц Коное отравился ядом. Совершили харакири главнокомандующий 1-й объединенной армией фельдмаршал Сугияма, бывший командующий Квантунской армией генерал Хондзе. Их примеру последовали командующие 10-м, 11-м и 12-м фронтами и другие генералы, министры и высокие чиновники», — вспоминал советский дипломат Михаил Иванов.

    Документально это было оформлено год спустя: «Связи между Нами и Нашим народом всегда строились на взаимном доверии и привязанности и не зависят от каких-то легенд и мифов. Они не определяются ложным представлением о том, что император будто бы обладает божественной природой, а японский народ превосходит прочие расы и предназначен для мирового господства».

    Что касается обращения по радио, с которым Хирохито выступил 15 августа, то оно стало первым в истории прецедентом, когда японцы услышали голос своего монарха по радио: «Я повелел принять Потсдамскую декларацию. Мое мнение не изменилось. Я повелеваю всем присоединиться ко мне. Примите условия немедленно. Чтобы народ мог знать о моем решении, я повелеваю срочно подготовить императорский рескрипт по этому вопросу».

    «На дворцовой площади почти каждый день новые трупы. Подходить близко к месту готовящегося самоубийства рискованно: совершающий его человек приходит в состояние крайнего аффекта и утрачивает над собой контроль. Но все же я проникал на площадь, чтобы своими глазами увидеть эту ужасную картину. Издалека можно было наблюдать, как решившийся на самоубийство японец в сопровождении родственников или друзей приближался к месту добровольной казни. Отделившись от пришедшей с ним группы, он некоторое время молча стоял или садился по-японски, обратив лицо к императорскому дворцу, затем решительным движением меча вспарывал себе живот» — так, по воспоминаниям Михаила Иванова, Япония встречала решение о капитуляции.

    Формальная капитуляция подписана 2 сентября 1945 года на борту американского линкора «Миссури» в Токийском заливе.

    maritimequest.commaritimequest.com

     

    Со стороны Японской империи в импровизированной церемонии принимали участие министр иностранных дел Сигэмицу Мамору и начальник генерального штаба Умэдзу Ёсидзиро. А принимал их капитуляцию верховный главнокомандующий союзными армиями генерал армии США Дуглас Макартур.

    atimes.comatimes.com

     

    «Генерал Макартур первым подписывает акт от имени США, затем ставит свою подпись представитель Советского Союза генерал-лейтенант Деревянко К.Н., дальше ставят подписи представители Великобритании, Китая, Австралии, Канады, Франции, Голландии и Новой Зеландии. Документ о капитуляции оформлен, теперь дело за выполнением. По окончании церемонии генерал Макартур приглашает участвующих в салон корабля на бокал шампанского. Японская делегация некоторое время одиноко стоит на палубе. Через некоторое время им вручают черную папку с экземпляром подписанного акта и уводят по трапу вниз, где их ждет катер», — вспоминал Михаил Иванов.

    К слову, Кузьму Деревянко подписывать акт от имени СССР отправили не просто так. Дело в том, что в мае 1945 года, когда Жуков в Берлине подписывал Акт о капитуляции Германии, на церемонию не прибыл верховный командующий экспедиционными силами союзников генерал Эйзенхауэр. Вместо него прислали главного маршала авиации Теддера. Сталин отплатил союзникам той же монетой.

    После подписания капитуляции государственный секретарь США Бирнс заявил: «Посредством усилий и жертв США и наших союзников мы добились безоговорочной капитуляции вооруженных сил нашего когда-то могущественного врага, врага, который, воспользовавшись нашей неподготовленностью и тем, что западные страны были заняты войной в Европе, в свое время вторгся во всю Восточную Азию от Маньчжурии на севере до Индийского океана на юге».

    Америка, как и весь остальной мир, ликовала.

     
    http://www.gazeta.ru/science/2015/08/15_a_7687876.shtml

    Это сообщение было отредактировано Андрей 3 декабря 2015 г. 9:56:50 MSK
    • сообщений 270
    22 августа 2015 г. 21:55:41 MSK

    Чужая война

    Как СССР избежал в 41-м японской агрессии. Исторический экскурс Леонида Млечина

    Пакт о нейтралитете, подписанный в апреле 1941 года в Москве министром Мацуокой (за ним на фото наблюдает Сталин), создал условия для японского броска на юг
    7 декабря 1941 года японцы нанесли мощнейший удар по гавайской цитадели американского флота -- Перл-Харбору. Всего за несколько часов были потоплены четыре линкора ВМС США (и еще четыре повреждены), три крейсера, три эсминца, уничтожены две сотни самолетов
    Солдаты японского экспедиционного корпуса на Филиппинах празднуют победу в битве за Батаан
    План ключевых японских операций разрабатывал, а потом и осуществлял задуманное адмирал Ямамото

    17.08.2015

    Война на Тихом океане до лета 1945 года оставалась для нас чужой войной. Хотя в 1941-м императорская Япония могла атаковать не Соединенные Штаты, а Советский Союз. "Огонек" начинает серию публикаций об этой войне

    Леонид Млечин

    На север или на юг?

     

    Иногда география решает все!

    В 1941 году Япония повернула на юг, а не на север. И это изменило ход мировой войны. Императорская армия могла открыть второй фронт против Советского Союза на Дальнем Востоке, нанести удар по нашей стране в тот самый момент, когда части вермахта рвались к Москве... Но японские торпедоносцы потопили значительную часть американского флота на якорной стоянке в Перл-Харборе, США вступили в мировую войну, это укрепило антигитлеровскую коалицию и предопределило полный разгром самой Японии.

    Почему в Токио предпочли юг северу? Даже сегодня это ясно не всем. Многие, например, уверены: это разведчики искусно стравили японцев с американцами и спасли Советский Союз от необходимости противостоять в 41-м еще и японской агрессии.

    Эмоции и расчеты

    Советский Союз жил в ожидании войны с Японией. После Первой мировой Япония вышла на мировую арену, желая объединить вокруг себя всю Азию. Япония колонизировала Корею. Постепенно завоевывала Китай. Красная армия дважды схватывалась с императорской — летом 1938 года в районе озера Хасан и годом позже на реке Халхин-Гол.

    27 сентября 1940 года Германия, Италия и Япония подписали соглашение о политическом и военно-экономическом союзе сроком на 10 лет.

    "Три нации вступили на путь, который ведет нас к войне,— записывал в дневнике зять Муссолини министр иностранных дел Италии Чиано.— Она необходима, чтобы прорвать коросту, сковывавшую энергию и стремления молодых наций. Редко я видел дуче таким счастливым. Италия находится в центре самой надежной политической и военной комбинации, которая когда-либо существовала... Вечером торжественный ужин. Японские военные атташе, оба хорошие фашисты, рады военному союзу. Они были рады, когда я сказал, что они должны оккупировать Владивосток, револьвер, нацеленный на Японию".

    После 22 июня 1941 года военные планы Токио имели решающее значение для нашей страны. Советский разведчик Рихард Зорге уверенно сообщил, что Япония вот-вот нападет на Советский Союз. В сентябре его предсказания изменились: императорская армия скорее всего повернет на юг. Зорге сам получал разноречивую информацию. Был день, когда он отправил из Токио две шифровки противоположного содержания.

    В Токио действительно спорили: а не напасть ли на Советский Союз, пользуясь удобным случаем? Генералы сухопутных сил мечтали расквитаться за поражение на Халхин-Голе. Но правительство и флотское командование, не менее влиятельное, чем сухопутные генералы, руководствовались не эмоциями, а расчетом. Япония нуждалась в 5,5 млн тонн нефти в год. Из них 2 млн тонн шли флоту. И топливо, и черные металлы, и другие ресурсы можно было получить в странах Юго-Восточной Азии, а не в Сибири.

    13 апреля 1941 года Япония подписала с СССР договор о нейтралитете: высвобождала силы для военной операции в Юго-Восточной Азии. Императорская армия повернула на юг, чтобы захватить нефтеносные районы.

    При этом Япония выставила Советскому Союзу свои требования: прекратить помощь Китаю, не предоставлять свою территорию американцам для действий против Японии. Требования были выполнены. Сталин не хотел давать японцам малейшего предлога для конфронтации. Поставки оружия Китаю прекратились, военные советники вернулись домой. Президент Соединенных Штатов Франклин Рузвельт хотел создать в советском Приморье военно-воздушные базы. Советский посол в Токио успокоил министра иностранных дел Японии: Соединенным Штатам базы предоставлены не будут.

    План Ямамото

    Для Токио Соединенные Штаты были главным препятствием на пути создания японской колониальной империи, которую пышно именовали Сферой совместного процветания Великой Восточной Азии. США поддерживали врагов Японии, в первую очередь Китай. Рузвельт требовал ухода японцев из Китая, с которым императорская армия воевала столько лет.

    В Соединенных Штатах Японию называли бешеной собакой, сорвавшейся с цепи на Дальнем Востоке. Японцев презирали и ненавидели. Патриотически настроенные владельцы баров и аптек вывешивали объявления: "Охотничий сезон на японцев открыт. Лицензии выдаются в неограниченном количестве". Президент Франклин Рузвельт заморозил японские активы на территории США. 26 июля 1941 года наложил эмбарго на поставки Японии американской нефти и нефтепродуктов. Это лишало страну жизненно важного для нее топлива.

    Командование Военно-морского флота Японии потребовало решительных действий: "Сейчас или никогда". Запасы нефти катастрофически таяли, а вместе с ними уменьшались возможности флота проводить крупные операции. Если сухопутные войска могли выбирать удобное время и место для нанесения удара, флот ждать не мог.

    Командующий объединенным флотом адмирал Исороку Ямамото обратился к военному министру: "Война с Америкой и Англией неизбежна". На полях составленного им плана пометил красными чернилами: "Только для министра! Сжечь, не показывая никому другому!" Ямамото предложил покончить с противником одним ударом: в лунную ночь или на рассвете вся авиация атакует американский флот в Перл-Харборе.

    План Ямамото был принят. Легкие победы в Китае исполнили японцев гибельного высокомерия.

    На берегу залива Кагосима возвращавшиеся с занятий японские школьники наблюдали, как с моря — эскадрилья за эскадрильей — на них надвигались морские торпедоносцы. Самолеты шли на бреющем полете. Перед вулканом Сакурадзима они сбрасывали учебные торпеды и быстро набирали высоту. На мрачном фоне вулкана скользили серебристые силуэты торпедоносцев с огненно-красными кругами на крыльях — отражение солнца, встающего на востоке.

    Залив Кагосима очень похож на Перл-Харбор — главную базу американского военного флота на Тихом океане. Самолетам, тренировавшимся над Кагосимой, предстояло уничтожить гордость Военно-морских сил США, доказав могущество Японии и ее превосходство над западными варварами.

    5 ноября 1941 года начальник главного штаба флота Осами Нагано от имени императора подписал приказ N 1: "В интересах самообороны и выживания империя должна начать войну против США, Англии и Голландии в первую декаду декабря". Голландия владела Голландской Ост-Индией (нынешняя Индонезия), где были нефть и каучук.

    Корабли заходили к Гавайям с севера, откуда их не ждали. Американские патрульные самолеты сюда не залетали. Наиболее благоприятным временем для нанесения бомбового удара считалась 20-я ночь с момента последнего полнолуния. Приказ на взлет был отдан в час тридцать ночи. Японские авианосцы развернулись против ветра. Самолеты были так перегружены бомбами и торпедами, что с трудом взлетали. 183 самолета обрушили своей смертоносный груз на Перл-Харбор.

    Исороку Ямамото осуществил свой смелый план. Поставил на карту все и выиграл! На официальных фотографиях адмирал, невероятно популярный в стране, казался крупным мужчиной. Поясные портреты скрывали его маленький рост. Во время войны Ямамото растолстел. Даже когда продовольствие строго рационировали, на камбузе линкора "Нагато" было изобилие продуктов. Собственная пекарня флагманского корабля выпекала сладкие булочки и пирожные, которые вместе с карамельным кремом подавали сластене Ямамото.

    Через полтора года американцы рассчитались с Ямамото за Перл-Харбор. Американские радисты перехватывали и читали японские шифротелеграммы. 18 апреля 1943 года 339-я истребительная эскадрилья получила приказ перехватить самолет адмирала Ямамото — он летел из Рабаула (Новая Гвинея) на Соломоновы острова. После войны бывший военный летчик полковник Рекс Барбер рассказал:

    — Я зашел ему в хвост и открыл огонь, японский самолет задымил, свалился на крыло и врезался в джунгли.

    Со спущенными штанами

    Франклин Рузвельт внушительно смотрелся за письменным столом — широкоплечий, с широкой грудью, крупной головой, с уверенной улыбкой и командным голосом. Мало кто знал, что у него парализованы ноги после того, как в 1921 году он заболел полиомиелитом. Постоянно работавшие в Белом доме журналисты хранили эту тайну и не позволяли фотокорреспондентам снимать Рузвельта в те минуты, когда было видно, что президент — инвалид, который без посторонней помощи даже не мог лечь спать.

    Рузвельт перенес Овальный кабинет из центральной части Западного крыла в юго-восточный угол, что позволяло ему, не попадаясь никому на глаза, проезжать в кабинет в своем инвалидном кресле. 7 декабря 1941 года Рузвельт заканчивал обед, когда позвонил военно-морской министр Фрэнк Нокс:

    — Господин президент, похоже, японцы атаковали Перл-Харбор!

    — Нет! — вырвалось у Рузвельта.

    Но Рузвельт быстро справился со своими эмоциями. Это была его характерная черта. Он с величайшим спокойствием встречал самые ошеломительные известия. Если дела были особенно плохи, он напоминал айсберг: никаких эмоций.

    Председатель сенатского комитета по иностранным делам Том Коннэлли ворвался к президенту весь багровый:

    — Как это могло случиться, что они уничтожили наши корабли, словно хромых уток на охоте? Как им удалось поймать нас со спущенными штанами?

    — Я не знаю, Том,— ответил президент,— я просто не знаю. На Тихом океане началась война. И мы на войне. Мы удушим Японию...

    Японцы исходили из того, что Рузвельт желает воевать не с ними, а с нацистской Германией. Хотели одним ударом вывести из игры Тихоокеанский флот, чтобы Америка продолжала воевать на Атлантике, а Японию оставила в покое. В Токио представить себе не могли, что Соединенные Штаты смогут вести две войны — и на Атлантике, и на Тихом океане.

    Расовая война

    8 декабря 1941 года императорская армия атаковала Филиппины, Таиланд, Малайзию и Гонконг. Японская атака на Филиппины тоже началась с авианалета. Американские офицеры на Филиппинах знали о японской атаке на Перл-Харбор, но пребывали в уверенности, что им ничто не угрожает. На свою беду считали, что японцы ни на что не годятся в воздухе. Но две сотни японских истребителей и бомбардировщиков, взлетев с аэродромов на Тайване, преодолели 800 километров над океаном. Ни одна авиация в мире, кроме японской, не была на это способна.

    Япония целенаправленно создавала самолеты, способные нанести удар по флоту противника, находящемуся далеко в море и чувствующему себя в безопасности. Двухмоторный штурмовик Mitsubishi-96, оснащенный радиопередатчиком и даже примитивным автопилотом, преодолевал большие расстояния при неблагоприятных погодных условиях. Большинство американских самолетов было уничтожено на земле. Летчиков, успевших взлететь, сбивали. Американский истребитель Р-40 не мог противостоять японскому истребителю Zero, созданному к пышно отмечавшемуся в стране 2600-летию восшествия на престол императора Дзимму.

    В Вашингтоне поняли, что Филиппины не удержать. Командовавший обороной островов генерал Дуглас Макартур в феврале 1942 года получил приказ оставить свои войска и перебраться в Австралию, чтобы хотя бы ее спасти. 75 тысяч американских солдат и офицеров сдались в плен.

    По всей Восточной Азии японские войска по численности уступали своим противникам, но одерживали победы благодаря высокому боевому духу и лучшей боевой подготовке. В январе 1942 года императорская армия вошла в Бирму, Голландскую Ост-Индию, Новую Гвинею и Соломоновы острова.

    Система укреплений Сингапура, британского форпоста на Тихом океане, строилась с расчетом на отражение нападения с моря. С суши, откуда наступали японцы, город оказался беззащитен и продержался меньше недели. 70 тысяч британских солдат и офицеров сдались в плен. 15 февраля 1942 года, в Новый год по лунному календарю, японцы подняли свой флаг над Сингапуром, переименованным в Сенан — Сияющий Юг. Ему было предопределено стать постоянной японской колонией, стратегическим центром Сферы совместного процветания Великой Восточной Азии.

    В центре города под палящим солнцем без воды и пищи держали пленных англичан, вчерашних хозяев города. Японское командование не могло решить, как поступить с пленными. Наконец, подыскали подходящее место для лагеря. Погнали туда пленных. В колонне были раненые, они падали, конвоиры добивали их прикладом или штыком.

    Японцы не собирались править всем миром — только Азией: их амбиции были скромнее, чем амбиции пленников. Японские крестьяне, одетые в форму, не испытывали христианского великодушия к людям, которые ни в грош не ставили синтоизм. Они сами привыкли голодать и не сочувствовали голодающим пленным. С презрением смотрели на людей, которые претендовали на господствующее положение своей белой расы и пытались править всем миром, а теперь валялись на земле в собственной моче.

    Японские генералы говорили, что цель войны — освобождение Азии от белых колонизаторов. Первый год войны казался японцам триумфальным. По радио транслировали бравурные марши и сообщения о победах: взяты Манила, Сингапур, Гонконг, Батаан. Заканчивались сводки одинаково: "Наши потери незначительны". После победных реляций в городах и деревнях устраивались праздничные шествия. Кинотеатры были забиты желающими посмотреть хронику, начинавшуюся кадрами победоносной атаки на Перл-Харбор. Несмотря увеличивающийся рабочий день, оскудение рациона — карточки на рис появились еще в апреле 1941 года — и завывание сирен противовоздушной обороны, японцев не покидало радостное настроение.

    Меч вместо парашюта

    Но уже летом 1942 года победоносное шествие императорской армии остановилось. Переломным стало грандиозное морское сражение у атолла Мидуэй. Япония переоценила себя и недооценила нарастающую мощь Соединенных Штатов, которой не могла противостоять. В 41-м американская промышленность выпустила 19 с лишним тысяч боевых самолетов. В 42-м — 48 тысяч машин. Японская промышленность не знала таких цифр. В 1943 году войска союзников перешли в контрнаступление. Методично выбивали японцев с занятых ими территорий.

    Высокие травы буйствуют там, где царит вечное лето: на островах Гуадалканал, Тиниан, Сайпан. Это места кровопролитных боев. Императорская армия ожесточенно сражалась за каждый из островов. Потери японцев были огромны. Похоронная служба не справлялась. В начале войны каждого убитого солдата кремировали, и прах отправляли на родину; урну вручали родным в торжественной обстановке; им полагалось гордиться славной смертью своего сына или мужа — "завидный удел!". В конце войны семью просто уведомляли о гибели еще одного защитника императора.

    Масштаб сражений на Тихом океане не сравнишь, конечно, с нашей войной против нацистской Германии. Но американцам победа тоже далась непросто, потому что враг сражался до последнего, не отступал и не сдавался в плен.

    От солдат, попавших в плен, требовали совершить самоубийство. Пилотам вместо парашюта вручали меч, потому что самоубийство предпочтительнее капитуляции. Солдат императорской армии, сдавшийся врагу, считался презренным трусом и подлежал впоследствии суду военного трибунала. В принципе, его должны были приговаривать к смертной казни за то, что он сдался врагу. Если суд и выносил более мягкий приговор, общество с презрением отвергало труса, так что лучше ему было бы умереть... Японские офицеры совершали самоубийства, лишь бы избежать позорного обвинения в том, что они отступили. У американцев один сдавшийся приходился на трех убитых, а у японцев один сдавшийся на 120 убитых.

    Японские войска попытались вторгнуться и в Индию. Но потерпели поражение и откатились назад. Тысячи японских солдат, раненых, заболевших, голодных, умирали на дорогах. Они не смели умереть посредине дороги, а отползали на обочину, чтобы не мешать движению. Умирающие ложились поближе к тем, кто уже покинул этот мир.

    Солдаты императорской армии боялись, что их ранят. На поле боя господствовал принцип: "Не будь обузой для других". Раненым либо предлагали покончить с собой, либо их приканчивали товарищи по оружию. Так их воспитывали. Еще в школе юноши и девушки должны были осознать, какое это счастье — принадлежать к японской нации.

    "Такими они мне нравятся"

    В начале 1945 года американские войска вступили на японскую территорию — высадились на острове Иводзима. 23 февраля подняли флаг над горой Сурибати. Снимок этого события опубликовала газета The New York Times. Подъем флага над взятым в бою островом — событие мистической значимости в американской истории, символ победы над Японией. Но только 14 марта адмирал Честер Нимитц, командующий Тихоокеанским флотом, объявил, что остров взят.

    Погибли 25 тысяч американских солдат и 22 тысячи японских, все, кто оборонял остров. Командующий гарнизоном генерал-лейтенант Тадамити Курибаяси знал, что Иводзиму не удержать. Но решил, что живыми его солдаты с острова не уйдут. Или погибнут в бою, или покончат с собой в безвыходной ситуации. И он заставил всех умереть во имя величия Японии. Японцам пришлось сполна расплатиться за идеологию исключительности.

    В Манилу американские войска вернулись в феврале 1945 года. Ими вновь командовал генерал Дуглас Макартур. Легендарная личность, он никогда и ничего не боялся. Он увидел американский флаг, развевающийся на том же самом месте, откуда его пришлось спустить тремя годами ранее, и сказал:

    — Да, джентльмены, обратная дорога была долгой.

    Он показал на труп японского солдата:

    — Вот такими они мне нравятся.

    В марте американские бомбардировщики превратили Токио в море огня, впервые применив напалм и тактику "коврового" бомбометания. Деревянный город и более 90 тысяч его обитателей сгорели. Но императорская Япония продолжала отчаянно сопротивляться. И никто не знал, как долго еще продлится война на Тихом океане...

    Битва за Восток

    Хроника

    Борьба за сферы влияния в Азиатско-Тихоокеанском регионе в XX веке не поддается четкой периодизации, как в Европе. В АТР вооруженный конфликт де-факто не прекращался с 1895 по 1975 год. Есть даже версии, что он продолжается

    1895-1914: дебютные идеи

    Начало "большой игры" за раздел Восточной Азии относят к 1895 году, когда Япония и Китай после войны 1894-1895 годов заключили неравноправный Симоносекский договор. Япония получала острова Пэнху, Тайвань и Ляодунский полуостров, что вызвало "тройственную интервенцию" со стороны России, Германии и Франции. Токио пришлось отказаться от Ляодуна в обмен на увеличение причитающейся контрибуции.

    В 1897-м Германия заняла порт Циндао и часть Шаньдунского полуострова. В 1898-м Россия получила в аренду Порт-Артур и Дальний на Квантунском полуострове. А в 1900-м альянс восьми (Россия, США, Германия, Великобритания, Япония, Франция, Австро-Венгрия и Италия) подавил восстание ихэтуаней и принудил Китай к дипломатическим и торговым уступкам.

    Воевали и в Тихом океане. В 1898-м США аннексировали Гавайи и после войны с Испанией взяли под контроль Филиппины и Гуам. В 1899-м Германия выкупила 6 тысяч островов к северу от Новой Гвинеи у Испании за 17 млн марок. В том же году Германия, США и Великобритания после противостояния на островах Самоа поделили их на американскую и германскую часть.

    Для противостояния экспансии Германии и России в 1902-м Токио пошел на альянс с Лондоном. Победа в русско-японской войне 1904-1905 годов принесла ему южную часть Сахалина, аренду Квантунского полуострова и особые права в Корее и Маньчжурии. Как посредник на переговорах США добились от Токио признания контроля над Филиппинами. В 1910-м Япония присоединила Корею.

    1914-1945: горячая фаза

    В Первой мировой Япония была на стороне Антанты. Она захватила германские владения в Китае и Тихом океане. В 1918-м Япония и США вмешались в Гражданскую войну в России, отправив войска на Дальний Восток. США вывели их в 1920-м, японцы — в 1922-м (с Северного Сахалина — в 1925 году). В 1931 году Япония захватила Маньчжурию, где создала государство Маньчжоу-Го во главе с последним китайским императором Пу И. Используя этот плацдарм, японская армия взяла под контроль Северный Китай, где шла гражданская война. В 1937-м началось масштабное вторжение японских войск в Китай. В 1938 году японские войска вступили в пограничный конфликт с советскими у озера Хасан, в 1939-м — у реки Халхин-Гол в Монголии.

    В 1940-м Япония присоединилась к Германии и Италии и начала войну во Французском Индокитае, а в декабре 1941-го напала на США. К маю 1942-го Япония контролировала большую часть Индокитая и тихоокеанского побережья Китая, Филиппины и Индонезию. После битвы у атолла Мидуэй в июне 1942 года произошел перелом, к началу 1945-го США перенесли войну в Японию. В сентябре 1945-го, после ядерных бомбардировок и вступления в войну СССР, Япония капитулировала.

    1945-1975: войны после войны

    В 1945-м боевые действия в АТР не закончились. До 1949 года шла национально-освободительная война в Индонезии, до 1951-го — гражданская в Китае. В 1950-1953 годах Корейская война, по ряду оценок, стала первым опосредованным военным столкновением СССР и США в холодной войне. В 1949-1954 годах Франция безуспешно воевала за контроль над Индокитаем, эта война перешла в гражданские конфликты в Лаосе, Камбодже и Вьетнаме, где прозападные силы окончательно проиграли коммунистам только в 1975 году.

    Подготовил Вадим Зайцев


    Это сообщение было отредактировано Андрей 3 декабря 2015 г. 9:59:58 MSK
    • сообщений 270
    30 августа 2015 г. 0:03:26 MSK

    Это было в Китае

    Леонид Млечин продолжает экскурс в историю Второй мировой на Дальнем Востоке

    Для нас война началась 22 июня 1941-го. Для Европы — 1 сентября 1939-го. К тому времени Китай уже много лет истекал кровью в войне с Японией и... с самим собой

    Леонид Млечин

    *"Огонек" продолжает серию публикаций, посвященных тихоокеанскому фронту Второй мировой войны. Начало — в N 30-31 от 17 августа 2015 года

     

    Высшим шиком в офицерском корпусе японской императорской армии считалось умение обезглавить человека одним ударом меча. Приговоренного к смерти ставили на колени, руки связывали за спиной. Появлялось полковое начальство, командиры батальонов, все занимали отведенные им места. По давней традиции офицер, демонстрирующий свое искусство, подходил к приговоренному к смерти сзади — из страха, что душа жертвы, отделяясь от тела, может схватить его. Широко расставив ноги, он поднимал меч и с выдохом одним ударом отсекал голову. Офицер отходил в сторону, чтобы вместе со зрителями полюбоваться своим мастерством. В японских оккупационных войсках на территории Китая было устроено нечто вроде соревнования среди различных японских подразделений: кто убьет больше китайцев. Унтер-офицеры и рядовые разбивались на пары: один орудовал мечом, другой считал отрубленные головы и отбрасывал их в сторону. Так было, например, в 1937 году в городе Нанкине, который был древнейшим культурным центром, а в ту пору еще и столицей Китайской Республики.

    Японский генерал Иванэ Мацуи, командовавший экспедиционным корпусом в Китае, говорил: "Борьба между Китаем и Японией — это схватка между братьями внутри азиатского семейства. Мы делаем это не потому, что ненавидим китайцев, а потому что слишком их любим. Это как в семье, где старший брат делает все, что в его силах, чтобы заставить младшего брата вести себя достойно..."

     

    Горе побежденным

     

    Старший братом по праву должен бы считаться Китай, куда более древнее государство. Япония многое позаимствовала у китайцев — от иероглифики до чайной церемонии. Но на поле боя китайцы не устояли перед японцами. Китайцы были растоптаны и раздавлены и не понимали, как при такой великой истории и культуре это с ними случилось.

    До начала индустриальной революции Китай был значительно богаче любого европейского государства. На протяжении 18 из 20 последних столетий Китай производил большую долю валового внутреннего продукта, чем любое западное общество. В 1820 году на долю Китая приходилось больше 30 процентов мирового ВВП — больше совокупного производства тогдашних Европы и Соединенных Штатов! Во второй половине XIX века китайский флот был четвертым в мире и первым в Азии. Китайцы привыкли считать другие народы варварами. Издевались над иностранцами. Но в конце XIX — начале ХХ века, напротив, наступил период колоссального унижения китайцев, которые не могли противостоять иностранным армиям.

    Первая японо-китайская война разразилась осенью 1894 года. Японцам тогда понадобилось всего полтора месяца, чтобы одержать победу. Китайскому правительству пришлось подписать унизительный договор, выплатить большую контрибуцию и пойти на территориальные уступки. К 1904 году Япония удвоила свою армию. Это позволило ей взять верх над русскими войсками в Маньчжурии, после чего отхватить еще кусок Китая.

    После колонизации Кореи (в 1910-м) идея территориальных приобретений становилась в Японии все популярнее. В Первую мировую Антанта санкционировала японские территориальные приобретения, о чем вскоре западные страны сильно пожалеют: пока Европа была занята своими проблемами, Япония завоевывала жизненное пространство. А самым большим призом для нее стал Китай, обескровленный внутренней смутой.

    В 1911 году в Китае вспыхнула революция. Маньчжурская династия Цин правила в Пекине с 1644 года. Маньчжуров было меньше, чем ханьцев — основной этнической группы Китая. Свержение правящей династии воспринималось как освобождение от инородцев. Символическим актом стало избавление от косы, которую носили мужчины. Косы обрезали принудительно. А маньчжурам еще и отсекали головы. "У маньчжура сердце змеи, нрав хищного зверя. Режь монголов и маньчжур, убивай заморских скотов!" — призывали восставшие революционеры.

    Революция разрушила империю. Одна провинция за другой объявляли о своей независимости. Авантюристы в военной форме создавали удельные княжества и отказывались подчиняться центральному правительству. Огромная страна вступила в период хаоса и междоусобных войн. Китай оказался очевидной целью — огромная и плохо управляемая территория.

    Для начала японцы захватили Маньчжурию, которую в 1932 году превратили в марионеточное государство Маньчжоу-Го. Японию как агрессора исключили из Лиги Наций, но больше ничем мировое общество помочь китайцам не могло. 7 июля 1937 года японцы развязали уже полномасштабную войну с Китаем. Взяли Пекин. В августе разбили 73 из 180 китайских дивизий и захватили Шанхай. В декабре — Нанкин. Китайские дивизии сдавались на милость победителя. Но, с точки зрения японцев, пленные не заслуживали милосердия: они опозорили себя — проиграли войну, но остались живы.

    "Солдат не сдается в плен,— не скрывая отвращения, говорили японские офицеры.— Если солдата побеждают, он должен уйти из жизни. Никто из вас не сохранил ни капли мужества, чтобы поступить так. У нас нет средств кормить вас. Мы предполагали, что имеем дело с достойным противником. Если мы начнем вас кормить, то лишим горсти риса японского ребенка, который имеет на нее больше прав, чем вы".

     

    Пасьянс с Кремлем

     

    Вдохновитель китайской революции Сунь Ятсен, вождь Чжунго Гоминьдан (Китайская национальная партия), искал союза с Москвой. Осенью 1923 года отправил в Москву делегацию во главе с начальником штаба армии генералом Чан Кайши, который два месяца провел в Советском Союзе. Нарком иностранных дел Георгий Чичерин жаловался: "Живут здесь довольно шикарно за наш счет. Надо этому положить конец, но мы не можем отшить делегацию, имевшую такое серьезное полномочие от Сунь Ятсена".

    Чан Кайши принимали и в ЦК. Советским вождям было трудно: дружить хотели и с Гоминьданом, и с товарищами-коммунистами, а они ненавидели друг друга.

    Чан Кайши попросил военной помощи у Советского Союза и предложил объединиться против общего врага. Китай был естественным союзником в противостоянии Японии, территориальные аппетиты которой росли с каждым днем. Но китайцам в Москве не верили. Нарком обороны Ворошилов сформулировал настроения политбюро в письме своему заместителю Гамарнику: "Япошки — и мерзавцы, и наглые ловкачи. Китаезы — идиоты и болваны".

    Сталин избегал прямой конфронтации с Японией и Красную армию на помощь Чан Кайши не послал. Но помогал центральному правительству. И одновременно поставлял оружие коммунистической армии Мао Цзэдуна, сражавшейся против Чан Кайши. Эта двойственность определяла отношения между двумя странами. И Чан Кайши то отчаянно нуждался в советской помощи и тогда терпимо относился к коммунистам, то ссорился с Москвой и пытался задушить компартию.

    Сталин не хотел, чтобы коммунисты воевали с Чан Кайши. Напротив, требовал, чтобы они объединили усилия и вместе противостояли Японии. Но Мао Цзэдуна больше интересовала власть. Чтобы устранить Чан Кайши, коммунисты сговорились с одним из военачальников — маршалом Чжан Сюэляном.

    Четвертого декабря 1936 года Чан Кайши прибыл в город Сиань, во владения маршала. Солдаты Чжан Сюэляна захватили резиденцию, где поселился президент. Телохранителей убили. Его самого взяли — в пижаме и босого. Пока коммунисты уговаривали маршала убить ненавистного врага, в Москве всполошились. Сталин позвонил главе Коминтерна Георгию Димитрову, через которого компартия Китая получала инструкции:

    — События произошли с вашей санкции?

    — Нет! Это была бы величайшая услуга Японии.

    Димитров отправил Мао телеграмму: похищение Чан Кайши "только повредит сплочению китайского народа в единый антияпонский фронт". Чан Кайши отпустили.

    24 марта 1941 года Сталин принял в Кремле министра иностранных дел Японии Есукэ Мацуоку. Отношения с Японией у СССР были враждебными. Дважды воевали — на озере Хасан и на Халхин-Голе. Но весной 41-го министра Мацуоку встретили как родного. Запись беседы свидетельствует о полном взаимопонимании:

    "Касаясь японо-китайской войны, Мацуока говорит, что Япония ведет войну не с китайским народом, а с англосаксами, то есть с Англией и Америкой. Япония ведет войну с капитализмом и индивидуализмом, а Чан Кайши является слугой англосаксонских капиталистов...

    Тов. Сталин говорит, что какова бы ни была идеология в Японии или в СССР, это не может помешать практическому сближению двух государств. Что же касается англосаксов, то русские никогда не были их друзьями и теперь, пожалуй, не очень хотят с ними дружить... В заключение беседы тов. Сталин просит Мацуоку передать поклон Риббентропу".

    Есукэ Мацуока направлялся в Берлин, его ждал нацистский министр иностранных дел Иоахим фон Риббентроп, которого после войны повесят в Нюрнберге. Сталин сделал неожиданный жест. Приехал на вокзал проводить польщенного вниманием Мацуоку. "Этого не ожидал никто,— вспоминал нарком иностранных дел Молотов.— Сталин никогда никого не встречал и не провожал. Японцы, да и немцы, были потрясены".

    Мацуока приехал в Советский Союз ради пакта о ненападении. Москва не имела права его подписывать: при заключении договора с Китаем советские представители тайно обязались не подписывать такой пакт с Токио, пока не окончится война Китая с Японией. Поэтому ограничились расплывчатым пактом о нейтралитете.

    В 1941 году Москва свернула военную помощь правительству Китая, чтобы не злить японцев. Зато Соединенные Штаты, на которые напала Япония, поддержали Чан Кайши.

     

    Американский вклад

     

    В марте 1942 года американцы выделили Китаю первые полмиллиарда долларов. Отправили самолеты, летчиков и наземный персонал для устройства аэродромов в юго-западной части Китая.

    Американские дипломаты при этом докладывали в Вашингтон: "Почти во всех провинциях вспыхивают восстания, это протест против воинской и трудовой повинности, непомерных налогов, изъятия зерна и коррупции среди чиновников. Боеспособность и моральный дух армии катастрофически падают. Армия не способна ни сопротивляться японцам, ни усмирять бунты в деревнях".

    Для американского правительства, которое вело тяжелую войну против Японии, китайский театр военных действий был причиной сильных разочарований. Вот фрагмент американских донесений, добытых в Китае: "Сохраняется освященный временем обычай офицеров китайской армии завышать фактическую численность своих частей. Забирая полные рационы для своих частей, командир присваивает излишек, чтобы продать его с выгодой для себя. Значительная часть зерна, продаваемая на рынке, поступает из этого источника".

    "В сохранении воинской повинности заинтересованы весьма влиятельные группы,— констатировали американские дипломаты.— В их число входят: занимающий скромное положение бао-цзя-чжан, привыкший брать взятки за освобождение от призыва (иногда год за годом с одного и того же человека); командир части, которому достается часть цены завербованного новобранца, живущего за счет того, что он дезертирует и снова продает себя; ведущего набор офицера, который получает определенную сумму за каждого рекрута, и офицера, который наживается на том, что присваивает себе часть положенного на еду и содержание новобранцев, и тем самым доводит людей до голодной смерти".

    Выводы из увиденного делались нерадостные, и дипломатическая переписка это не скрывает: "Командиры и солдаты гоминьдановской армии не имеют желания продолжать безнадежную (лично для них) борьбу. Если они недавние рекруты, то взяты в армию насильно. Если они добровольцы, то вступили в армию потому, что не могли зарабатывать себе на жизнь иным способом, или же они бандиты по натуре. Во всяком случае, им недостает национального чувства и желания воевать. Если командир считает, что проигрывает, он переходит на сторону противника вместе со своей армией".

    ... В 1945 году Япония капитулировала. В церемонии подписании акта о капитуляции на борту американского линкора "Миссури" принимал участие и представитель Китайской республики — генерал Су Юн-чан, начальник оперативного отдела китайского совета национальной обороны. Но ожесточенная война в Китае продолжалась — гражданская.

    Американцы поддерживали националистов, СССР (не прерывая формальных отношений с правительством Гоминьдана) — коммунистов. Ставки росли. Соединенные Штаты подписали с Китаем 4 ноября 1946 года договор о дружбе, торговле и навигации. Но спасти Чан Кайши не смогли. Китайцы видели в генералиссимусе прислужника США, а народ смертельно устал от владычества иностранцев. К тому же коммунисты обещали покончить с социальным неравенством и раздать крестьянам землю.

    Чан Кайши утратил контроль над страной, где царили голод, разруха и коррупция, и бежал на остров Формоза (Тайвань). В Соединенных Штатах это восприняли как собственное поражение, что определило американскую политику в китайских делах: последующие два с лишним десятилетия США просто не признавали коммунистическое правительство и держали свое посольство на Тайване.

    А в Пекине 1 октября 1949 года Мао Цзэдун появился перед огромной толпой на площади Тяньаньмэнь и провозгласил создание Китайской Народной Республики. Толпа восторженно кричала: "Да здравствует председатель Мао!" Он воспринимался как человек, изгнавший иностранцев и объединивший страну.

    Рывок из небытия

     

    Мао Цзэдун обещал китайцам процветание, уважение в мире и территориальную целостность. Но попытки построить коммунизм закончились катастрофой. Огромная страна не могла себя прокормить и производила жалкое впечатление. Во время культурной революции мир ужасался Китаю, а после — издевался над ним. Казалось, страна безнадежно отстала от стремительно развивающегося мира. Только после смерти Мао ситуация стала меняться. Теперь Китай берет реванш за унижения прошедших десятилетий в экономике. И, похоже, готов на реванш в политике: угрожает силой покончить с сепаратистами на острове Тайвань, ведет территориальные споры с соседями.

    Не так давно японские пограничники арестовали капитана китайского траулера, ловившего рыбу неподалеку от островов в Восточно-Китайском море, принадлежность которых Японии китайцы оспаривают (пять необитаемых островков в Восточно-Китайском море составляют гряду, которая по-китайски называется Дяоюйдао, а по-японски — Сенкаку). Пекин в ответ... прекратил поставки в Японию редкоземельных элементов, в результате чего под ударом оказалась вся японская электронная промышленность: на свободном рынке такого сырья нет, японские производители не могли исполнить экспортные контракты и несли колоссальные убытки. Токио пришлось отступить и освободить китайского капитана.

    Китайцы не стесняются демонстрировать и свою военную мощь. Отправили, например, флот в Южно-Китайское море, чтобы подкрепить свои претензии на район, на который претендуют шесть стран Юго-Восточной Азии,— здесь обнаружены большие запасы нефти и газа (речь идет об архипелагах Параселы в Тонкинском заливе и Спратли в южной акватории Южно-Китайского моря).

    Сегодня очевидно: после двух столетий унижений и оскорблений со стороны внешнего мира Китай требует себе места за столом великих держав. Придется подвинуться?..

    Засекреченные потери

    Досье

    Для Китая Вторая мировая закончилась 2 сентября 1945 года. А вот когда началась, вопрос все еще открытый

    Китайские историки считают отправной точкой мировой войны 7 июля 1937 года — день конфликта у моста Лугоуцяо, когда войска Японии вторглись в Китай. Китайская армия тогда превосходила по численности японскую и насчитывала около 6 млн человек, но была хуже вооружена и обучена. 28 июля 1937 года пал Пекин, а 13 декабря японцы захватили уже южную столицу — Нанкин. Китайские войска отступили вглубь страны, благодаря чему избежали полного разгрома. 30 марта 1940 года в оккупированном Нанкине было создано марионеточное правительство во главе с Ван Цзинвэем, вступившее в коалицию стран "оси" с армией в 800 тысяч человек.

    В первые годы войны СССР активно помогал китайскому сопротивлению: было поставлено около 1 тысячи самолетов, в боях участвовали около 2 тысяч советских летчиков-добровольцев.

    После атаки японцев на Перл-Харбор 7 декабря 1941 года японо-китайскую войну официально признали частью Тихоокеанского театра военных действий Второй мировой, и Китай во главе с правительством Чан Кайши вступил в антигитлеровскую коалицию. После Перл-Харбора Китаю начали оказывать активную помощь и США.

    Согласно исследованию Гарвардского университета, в войне Китай потерял от 15 до 20 млн граждан (3-4 процента от населения на 1939 год). Около 4 млн из них составили военные потери (всего в ходе войны в Китае было мобилизовано более 17 млн человек). Китайские источники оценивают потери в 35 млн человек.

    До сих пор, однако, ни в официальной историографии, ни в научной среде нет единых цифр по потерям в длившейся с 1927 года гражданской войне между сторонниками Китайской республики во главе с Чан Кайши (лидером консервативной партии Гоминьдан) и коммунистами под предводительством Мао Цзэдуна. По некоторым оценкам, в боях китайцев с китайцами погибло значительно больше людей, чем в схватках с японцами.

    Михаил Малаев


    Это сообщение было отредактировано Андрей 3 декабря 2015 г. 10:00:34 MSK
    • сообщений 952
    6 сентября 2015 г. 2:51:40 MSK

    Бактериологическое оружие японских изуверов грозит миру

     Парад в честь 70-летия Победы во Второй мировой войне имеет историческую значимость. Не только сами китайцы, но и остальной мир, кажется, запомнил: Китай потерял в той войне 35 миллионов человек (Европа еще только подбиралась к войне, а китайская Манчьжурия подверглась японской агрессии еще в 1931 году). Правда, многим еще только предстоит привыкнуть к вновь обретенной мощи Китая.

    СССР и Китай бились тогда с общим врагом — с японской Квантунской армией. Все знают о международном суде в Нюрнберге, где судили немецких военных преступников. Чуть меньше, но все-таки на слуху — токийский процесс — над японскими зачинщиками войны. А вот в Хабаровске на скамье подсудимых оказались японцы-изуверы, которые на заключенных — китайцах, корейцах, монголах и русских — еще и проводили чудовищные эксперименты по апробации бактериологического оружия в спецотрядах-концлагерях №100 и №731.

    Подопытным заключенным не давали никаких имен. Пленным присваивали трехзначные номера. Между собой японцы называли их просто "бревнами". Сначала откармливали, потом начинали изуверские эксперименты — проверяли, что будет, если человеку в вену ввести кровь или мочу лошади. Через сколько минут он умрет, а если всю его кровь откачать? А если подвесить вниз головой? А если облучить рентгеновскими лучами? А если посадить в центрифугу? Вскрывали живых, чтобы посмотреть, как на них действует еще и бактериологическое оружие.

    Сегодняшний Хабаровск. В парке на Амурском утесе — репетиция Клуба возрождения русского бала. Рядом — Дом офицеров Восточного округа, где и шел процесс над японскими военнопленными-изуверами. А пока — первая загадка. В народной памяти про тот совершенно системный судебный процесс осталось минимум воспоминаний. Да и официальных фото — минимум. Почему? Первый косвенный ответ на этот вопрос — в хранилищах Хабаровского краевого музея.

    "В нашем музее хранится уникальная коллекция зарисовок, карикатур. Это не судебная хроника. Это сделал наш хабаровский писатель Вадим Повчинский. Он присутствовал на процессе и делал такие эмоциональные зарисовки", — рассказал Иван Крюков, заместитель директора Хабаровского краевого музея имени Н. И. Гродекова.

    Эмоции, конечно, есть. Но, похоже, в послевоенном СССР показывать фото и из суда, и из японских концлагерей не стали, чтобы не будить слишком свежие тогда воспоминания о нечеловеческих испытаниях. А свои "наработки" японские изуверы-военные и врачи не только апробировали, но и применяли.

    Рано утром 12 июля 1939 года подразделение смертников из отряда №731 впервые применило бактериологическое оружие — в реку Халхин-Гол были отправлены 22,5 килограмма бактерий, включая бактерии тифа и чумы. Все это тщательно документировалось, но в августе всю хронику японцы или уничтожили, или вывезли домой.

    Со временем начальник всей этой японской "службы" генерал Исиро придумал еще и керамическую бомбу. Ее набивали блохами, зараженными чумой, и сбрасывали над полигоном, где на столбах уже были распяты пленные.

    "На процессе в Хабаровске была названа официальная цифра умерщвленных в отряде — около 3 тысяч. Но мы изучили все документы, все имена и пришли к выводу: опытам подверглись как минимум 10 тысяч человек. И все они погибли", — отметил Гао Юйбао, историк, научный сотрудник мемориального комплекса.

    Одна из самых жутких серий экспериментов, информацию о которых у японцев запрашивали даже немцы, когда живым людям обмораживали руки и ноги. Даже в концлагерях такого не было.

    "Опыты по обморожению ставились в помещении. Внутрь закачивался холодный воздух. Конечности человека погружали в бочки с ледяной водой, а потом его на несколько часов выводили на мороз", — сказал Гао Юйбао. Так в отряде хотели выяснить, как эффективнее лечить японских солдат, если бы им в скором будущем пришлось воевать у нас в сильные морозы.

    Заражали венерическими болезнями пленных женщин. А потом вместе с детьми умерщвляли с помощью газа.

    В окружении еще довоенных танкеток в Хабаровске — музей Дальневосточного военного округа. И в нем — диорама-назидание. Ни в коем случае нельзя забывать, что предтечей судебных процессов в Хабаровске и Токио были успешные действия Советской Армии на Дальнем Востоке. На диораме — момент прорыва границы. Но позже наши пробились уже и в глубь Манчьжурии и на окраины Харбина. Именно наши воины обнаружили там остатки этого жуткого 731-го отряда японской армии.

    Отряд был на территории подконтрольного японцам государства Манчьжоу-Го. В ходе стремительного наступления Советской Армии прямо на аэродроме был захвачен самолет манчьжурского императора Пу И.

    В хабаровском музее рядом с диорамой — еще один важный стенд. Уникальная вещь — катана — меч, который один из высших японских офицеров отдал нашим, когда сдавался в плен. Здесь же каска, пробитая пулей, радиостанция, а также японский флаг, флаг одного из японских полков, но в цветах того самого марионеточного государства Манчьжоу-Го, чей последний император Пу И тоже сдался в плен Советской Армии. Кресла, в которых он сидел, тоже выставлены в Хабаровске. Есть здесь и газета, которую выпускали для японских военнопленных, содержавшихся в Советском Союзе. В ней много пропаганды. Любопытный заголовок к статье, в которой описывается, как японцы содержатся под Хабаровском: "У нас все хорошо".

    "Их кормили очень хорошо. Был рис, белый хлеб, вдоволь сахара, американские консервы из индейки и свинины", — рассказала Алла Сумская, дочь переводчика на Хабаровском процессе. Для советских людей все это было совершенно недоступно.

    Алла Сумская — дочь совершенно легендарного человека — Георгия Пермякова. До хабаровского процесса он поработал еще и на токийском.

    "Мой отец сидел и внимательно слушал, следил за переводом. Если бы была какая-то неточность, отец сразу должен был сказать", — вспоминает Сумская.

    Главная "неточность" токийского процесса была такая: американцы подготовили к нему всего один документ — про японские эксперименты над людьми. Почему? Компенсировать эти "недосказанности" был призван как раз Хабаровск, недосказанности про японские отряды №100 на юге и №731 на севере Китая, в Харбине.

    Попасть в отряд можно было несколькими способами, в том числе и по железной дороге. Так доставляли медицинское оборудование, насекомых, грызунов для экспериментов и людей. Пленные живыми отсюда не выходили. Когда японцы отступали в августе 1945-го, они постарались замести все следы, но некоторые постройки частично сохранились, как, например, гигантская котельная.

    Официально это место называли "Управлением по водоснабжению и профилактике частей Квантунской армии". И сам отряд, и чудовищные эксперименты, которые вели здесь над живыми людьми (в основном над китайцами, но также над корейцами, монголами и русскими — эмигрантами-харбинцами и попадавшими в лапы японцев советскими людьми), были настолько засекречены, что любой пролетавший самолет, даже свой, сбивали. В центре этого квадрата располагалась тюрьма на сто человек. По периметру — лаборатории. 70 лет назад живых людей здесь превращали в подопытных кроликов.

    "Это было ядро отряда, самое главное место, производственная база, где бактериями заражали людей и ставили над ними изощренные опыты", — пояснил Гао Юйбао.

    Даже в советской кинохронике в основном фотоснимки. И то щадящие. Такая же политика проводилась и советскими газетами. В старейшей хабаровской газете "Тихоокеанская звезда" в дни процесса — только письменные отчеты. Но даже по верстке видно: огромный отчет про обвинительное заключение и крохотная заметка о позиции защите. Защищать обвиняемых, совершивших такие преступления, действительно можно было только условно.

    Истинное назначение и месторасположение отряда было строго засекречено. Единственный центр связи с внешним миром располагался в Харбине, в бывшем пансионате "Береза". Здание это не сохранилось. Сотрудников туда завозили в автобусе через ворота, там они переодевались в гражданское, выходили на улицу и смешивались с толпой.

    Бывший особняк российского промышленника-харбинца Скидельского японцы заняли в начале 30-х. Здесь у них был аналог гестапо. В оккупированном Харбине слухи об этом желтом доме ходили жуткие. Любой мог выйти в магазин за хлебом и больше не вернуться.

    "Здесь был пункт переброски пленных в отряд. В 30-х родители в Харбине пугали своих детей: "Если не будешь слушаться, отправлю тебя в это здание на второй этаж", — сказал Андрей Ли Лян, глава исторического клуба "Харбинец".

    Переводчик Георгий Пермяков был как раз из репатриированных харбинских русских.

    "Все это потом уже стало известно, потому что все это делалось очень тихо и тайно. Но дело в том, что были неожиданные эпидемии холеры. То есть все знали, что это — японская работа", — вспоминает Алла Сумская.

    Возмездие наступило в Хабаровске. Внутри хабаровского Дома офицеров сейчас — ремонт. Но, сравнив фото с балкона Дома офицеров 1949 года с тем, как это выглядит сейчас, можно восстановить расположение. Помимо необычного антуража — суд на сцене — у хабаровского процесса было еще две особенности, которые значительно отличали его от Нюрнберга. Во-первых, в Нюрнберге судили бывших высших руководителей нацистской Германии, а в Хабаровске сидела группа японцев, которая была "разнокалиберной". Там был и бывший командующий Квантунской армии, и санитары в звании рядового и ефрейтора.

    1 января 1950 года в Советском Союзе должны были восстановить смертную казнь. Ее отменили после Великой Отечественной войны. В задачу судей, которые сидели на сцене, входило непременно завершить процесс к 30 декабря 1949 года, чтобы, если даже кто-то получал высшую меру наказания, это не была бы смертная казнь. Хотя, по мнению очень многих людей, обвиняемые заслуживали именно смертной казни.

    В изысканном здании в стиле ар-нуво была резиденция начальника отряда Исии Сиро по прозвищу Папаша. Рядом — штаб отряда и секретная тюрьма.

    "Эти здания были связаны системой подземных переходов. Снаружи — красивые сады, изысканная архитектура, а внутри японцы творили дикие вещи. Именно здесь отбирали тех, кто поедет в отряд", - пояснил Андрей Ли Лян.

    К 1945 году здесь произвели столько бактерий, что ими можно было заразить не только СССР — все человечество. В Хабаровске это подтверждают.

    Ведущая лаборатория сегодняшних хабаровских иммунологов. Наследие Второй мировой для них до сих пор не пустой звук. "До Читы были нанесены основные объекты, которые должны были быть поражены. Причем бактериологическое оружие — это не только оружие повреждения людей, это и флора, и фауна. То есть повреждается все. Для растений одни бактерии губительны, для животных — другие. На Дальнем Востоке должно было вымереть все в биологическом плане", — рассказала Елена Левкова, доктор медицинских наук, иммунолог. Сорваны эти планы были только благодаря стремительному наступлению по Манчьжурии и Китаю Красной Армии.

    Плененного императора Пу И в Хабаровске разместили в шикарном особняке. Теперь это называется "спецобъект Заимка". Отсюда он следил за хабаровским процессом со стороны и все возмущался, почему среди обвиняемых нет японского императора Хирохито. Потому что уж если он, манчьжурский император-вассал был в курсе, то верховный правитель-японец должен был знать.

    Рассказывал Пу И о процессе тот самый переводчик Пермяков, который в Хабаровске переводил уже японских военнопленных — тех, кого советской стороне удалось поймать и привлечь к суду. Главный начальник отряда №731 генерал Исеи успел бежать в Японию, сдаться там американцам и передать им все секреты.

    "Изначально технология была такая, что были крематории, в которых уничтожалось все — от одеял и подушек до тех, над кем проводились эксперименты. А отряд №100 и другие отряды просто закапывали умерших людей, несших в себе ядовитые споры. Бактериальные формы инфекций могут очень длительное время сохраняться под землей. Это и есть биологическое оружие. Если вдруг какие-то катаклизмы могут быть, например, наводнения, какие-то строительные работы, поднятие грунтовых вод, мы можем получать инфицированные варианты, в первую очередь, воды. Акцент был сделан при заражении Дальнего Востока, — отметила Елена Левкова. — Это мина замедленного действия. Многие бактерии, особенно бациллярной формы, например, сибирская язва, более ста лет сохраняются".

    К советско-японским переговорам 1956 года, которые вел Хрущев, все осужденные в Хабаровске японцы были освобождены. Многие ветераны 731-го отряда сделали потом в Японии блестящие карьеры в области медицины — опыт в физиологии у них был богатый.

    "Отец их ценил как очень образованных людей и ученых, а про остальное он говорил, что это были звери. Он удивлялся, насколько звериная была у них закалка, что нация Япония выше всех. Они себя называли "арийцами Азии", а все остальные нации можно было уничтожать и делать все что угодно", — вспоминает Алла Сумская.

    Японцы отказались финансировать дезактивацию земель, где в Китае похоронены жертвы их экспериментов с бактериологическим оружием. Удаленность этих мест от российских границ только относительная. Зато японцы протестовали против присутствия на торжествах в Пекине генерального секретаря ООН, чьи соотечественники, корейцы, также были подопытными японских изуверов. И кто сказал, что Вторая мировая закончилась?!

    http://www.vesti.ru/doc.html?id=2660718


    Это сообщение было отредактировано Андрей 3 декабря 2015 г. 10:00:53 MSK
    • сообщений 270
    11 сентября 2015 г. 20:18:31 MSK

    Жизнь не в счет

    Атомная бомба против камикадзе. Исторический экскурс Леонида Млечина

    Имена 4615 погибших камикадзе высечены в храме богини милосердия Каннон в Токио

    В последние месяцы войны японское командование сделало ставку на смертников, надеясь, что американцы захлебнутся в крови и подпишут мир. А США решили пустить в ход атомную бомбу

    Леонид Млечин

    В последний военный Новый год император Японии отказался отмечать праздник как обычно. В полдень 1 января 1945 года военный адъютант подал императору белую деревянную тарелку с чашкой риса и красной фасолью, кусочком жареного морского леща и фляжкой саке.

     

    — Ваше величество,— сказал адъютант,— вот что дают нашим камикадзе, когда они улетают на задание.

    Рассказывают, что на глазах императора показались слезы. Он встал и вышел из комнаты, не притронувшись к еде. Целый час он ходил по саду, запущенному и поросшему сорняками. Император думал о камикадзе, летчиках-смертниках.

    "Камикадзе" — божественный ветер, который однажды уже спас Японию. В XIII веке, когда ураган разметал флот Хубилая, китайского богдыхана из монгольской династии, намеревавшегося захватить Японию.

    К 1945 году стало ясно, что американцы готовят высадку на Японских островах. Генералы императорской армии сделали ставку на камикадзе. Пусть американцы, которые берегли каждого солдата, захлебнутся в крови! Потери американцев окажутся настолько большими, что они откажутся от своих планов и заключат с Японией мир.

    Героями стали "три живые бомбы" — трое солдат, которые, обвязавшись взрывчаткой, бросились на противника и взорвали себя, чтобы проделать брешь в укреплениях. Этот опыт пропагандировался в войсках во время летних боев 1945 года. Тысячи солдат, обвязавшись взрывчаткой, кидались на укрепленные позиции американцев и гибли под перекрестным пулеметным огнем.

    В мае 1943 года японский летчик впервые пошел на таран и сбил американский бомбардировщик. Но генералов не устраивал такой счет — один вражеский самолет за один свой. Камикадзе должны были топить вражеские авианосцы.

    Первоначально камикадзе сами устанавливали взрыватели на бомбах непосредственно перед атакой. Это оставляло летчику возможность вернуться на базу, если цель не найдена. Ближе к концу войны взрыватели устанавливали еще на земле. Во-первых, потому что несовершенный механизм часто заедало, а под обстрелом зениток возиться было некогда. Во-вторых, были случаи, когда летчики забывали привести бомбовой груз в боевое состояние и разбивались напрасно. Зато теперь у летчика не оставалось даже теоретической возможности выжить: посадить самолет, не взорвавшись, было невозможно...

    В 1945 году японское авиастроение не справлялось с плановыми заданиями. Самолеты, выходившие из заводских корпусов, страдали серьезными дефектами. Двигатели отказывали в первом же полете. Лучшие летчики гибли, даже не успев встретиться с врагом, который безраздельно господствовал в воздухе.

    Придумали новое оружие, названное "Ока" — "Цветы вишни". Это был не настоящий самолет, а моноплан из дерева. В носовой части помещался запас взрывчатки. "Ока" крепились под фюзеляжем обычного бомбардировщика. В районе, где были обнаружены корабли противника, камикадзе отделял свой моноплан от бомбардировщика и начинал планировать. Приближаясь к цели, включал реактивные двигатели и устремлялся вниз. Огромная для того времени скорость должна была спасти его от истребителей противника и зенитного огня. До последней секунды, до того мгновения, как он рухнет на палубу и взорвется, летчик должен был держать глаза открытыми, чтобы не промахнуться...

    Имена 4615 погибших камикадзе высечены в храме богини милосердия Каннон в Токио. Камикадзе повторяли слова одного из героев японского эпоса: "Я хотел бы родиться семь раз в этом мире, чтобы семь раз отдать жизнь за императора". Отдать императору семь жизней никто из них не мог, а одну — приходилось.

    Американское командование, памятуя о бешеном сопротивлении японских гарнизонов на островах Сайпан, Иводзима и Окинава, о самоубийственных атаках японских летчиков и моряков, опасалось, что высадка на территории Японии может оказаться кровавым испытанием — американским солдатам будут стрелять в спину, фанатики станут отравлять колодцы и ставить мины на дорогах. В Вашингтоне приняли решение пустить в ход атомную бомбу — новое оружие невиданной мощности.

    Будущий президент США Джимми Картер во время войны учился в военно-морской академии в Аннаполисе и ждал отправки в район боевых действий: "Нас всех очень беспокоили те огромные потери в живой силе, которые потребовались бы для предстоящего вторжения в Японию. Мы пытались оценить, сколько сотен тысяч американцев и японцев будут убиты. Когда было объявлено, что президент Трумэн обратится с важным военным посланием к стране, мы подумали, что вторжение уже началось. А Трумэн своим скучным голосом рассказал об атомной бомбе, только что сброшенной на Японию. Невозможно было понять, что это за оружие".

    Шестого августа Хиросима подверглась бомбардировке. Вечером того же дня радисты разведуправления генштаба записали передачу американского радио, излагавшего заявление президента Трумэна: "Мы намерены уничтожить быстро и в полной мере все производственные предприятия, которые японцы имеют в любом городе. Мы уничтожим их доки, заводы и коммуникации. Пусть никто не заблуждается: мы полностью уничтожим способность Японии вести войну... Если руководители Японии не капитулируют, они могут ожидать такие огромные разрушения с воздуха, каких мир еще не видел".

    В декабре 1945 года военный министр США Генри Стимсон объяснил, почему применили ядерное оружие: оно спасло жизни полумиллиона американских солдат, иначе война продолжалась бы до конца 1946 года — пришлось бы вести кровопролитные бои за каждый японский город.

    — Я не испытываю сожаления,— сказал Гарри Трумэн о ядерных бомбардировках,— и в тех обстоятельствах сделал бы это еще раз.

    — Японцы не понимают, что во Второй мировой войне они были агрессорами,— говорил недавний мэр города Нагасаки.— Возьмем хотя бы наш город. Люди здесь считают себя жертвами бомбы. Они не видят того, что эта бомба явилась результатом целого столетия японской истории...


    Это сообщение было отредактировано Андрей 3 декабря 2015 г. 10:01:11 MSK
    • сообщений 952
    15 сентября 2015 г. 1:55:07 MSK

    Историк: армия Гитлера сидела на наркотиках

    Немецкий историк Норман Олер выдвинул новую версию причин успеха гитлеровских войск на фронтах Второй мировой. По мнению исследователя, во время захвата Польши и Франции солдаты вермахта принимали таблетки с сильнодействующим наркотиком, который оказывал эйфорический эффект, сообщает Independent.

    В своей новой работе "Полный кайф" ("Der Totale Rausch") немецкий автор пишет, что солдаты Третьего рейха не смогли бы одержать столько побед, если бы не допинг. Историк провел много времени за изучением военных архивов в США и Германии и обнаружил, что вопрос использования наркотических препаратов в ходе боевых действий обсуждался подчиненными фюрера довольно активно.

    Верхушка Рейха отказывалась выдавать солдатам кокаин, морфий или опий, считая эти препаратами "еврейскими". Вместо них в шоколад и чай немцам подмешивали первитин – наркотик на основе метамфетамина. По мнению Олера, этот препарат немцы активно употребляли во время наступлений. Военное руководство говорило солдатам вермахта, что новое "лекарство" поднимает настроение и помогает бороться с усталостью.

    Норман Олер пишет, что солдаты не знали, что принимают наркотик. "Для них принять первитин было все равно, что выпить кофе", — отмечает историк. По данным исследователя, после первых побед в Польше в 1939 году верхушка вермахта заказала почти 35 миллионов таблеток с этим веществом для военных, отправленных во Францию.

    Первитин считается одним из самых опасных наркотиков на планете. Он оказывает возбуждающий эффект, однако самым пагубным образом сказывается на памяти и общей работе нервной системы.

    http://www.vesti.ru


    Это сообщение было отредактировано Андрей 3 декабря 2015 г. 10:01:26 MSK
    • сообщений 952
    18 сентября 2015 г. 12:18:04 MSK

    Деньги и пенсии для служивого люда

    Чем лучше материальное положение военнослужащих, чем выше степень их социальной защищенности; тем крепче, надежнее и боеспособнее любая армия. Эта истина не требует доказательств. Как, впрочем, неоспоримо и то, что становление нынешней российской армии происходит в условиях коренной ломки института социальной защиты, где на последнем путинском этапе окончательно рухнул механизм социальных льгот и гарантий, более 60% офицеров и прапорщиков Вооруженных сил Отечества оказались за чертой бедности. Если говорить о военных пенсионерах, то для Минобороны они «мертвые души». Делается все возможное и невозможное, чтобы не увеличивать их жалкие пенсии, отбирать пособия, не давать лечиться. На этом фоне выглядит кощунственно, когда глава Арбатского гарнизона получает за 80 тысяч рублей в месяц, а комполка в Сибирском округе еле дотягивает до 15 тысяч. Не случайно 95% людей в погонах от Чечни до Курильской гряды не удовлетворены своим положением и социальным статусом, просто не доверяют собственному государству, Верховному главнокомандующему и министру обороны. В истории России подобная ситуация была большой редкостью и совпадала с периодами «смутного времени» и грядущими поражениями в военных кампаниях.

    В сегодняшней ситуации особый интерес может представлять ретроспективный взгляд на состояние материального обеспечения русских воинов в период с XV века до Октябрьской революции 1917 года.


    От вотчин до стрелецких полков

    Начиная с 1462 года, во время восшествия на престол Великого князя Ивана III, «впервые начались попытки к обеспечению ратных людей», говорится в Кратком историческом очерке к Закону от 23 июня 1912 года «О пенсиях и единовременных пособиях чинам военного ведомства и их семействам». Великий князь Иван III установил раздачу ратным людям «поместий», за что они обязывались являться по первому призыву с определенным числом коней, людей и оружия. Первоначально поместьями пользовались временно, но постепенно временное пользование заменяется правом собственности — «вотчиной». Военная служба на поместье-вотчине начала получать более стройную организацию при Иване IV, когда были установлены правила об отставке от службы «за старостью, болезнями и ранами и о замене отставных служивых людей их сыновьями и внуками». Позже, в Соборном Уложении царя Алексея Михайловича (гл. XVII) появилось определение «выслуженная вотчина», то есть поместье «жаловалось в потомственное владение» родственникам, даже если они и не связывали свою дальнейшую судьбу с армией и флотом.

    Воины-профессионалы (дружинники) всегда были объектами особого внимания и покровительства со стороны княжеской (государственной) власти. За добросовестную службу они получали земельные наделы, которые на время прохождения военной службы сдавали в аренду свободным крестьянам. Обеспечение войска (дружины) до середины XVI века осуществлялось за счет взимания с горожан-ремесленников и крестьян определенной дани.

    Созданные в 50-х годах XVI века стрелецкие войска вооружались, проходили ежегодное обучение уже централизовано, за счет государства. Военная служба освобождала стрельцов от бремени налогов, защищала от угрозы стать кабальным холопом или крепостным крестьянином. В целях компенсации за тяготы и лишения военной службы государство предоставляло стрельцам право заниматься ремеслом и торговлей, а также наделяло их землей. Размеры земельных наделов, а также других видов материального вознаграждения зависели от занимаемой в войске должности. По тем временам это были значительные «льготы», которых не имели даже некоторые категории высших сословий российского общества.

    Начиная с XVII века социальные гарантии для военнослужащих были значительно уменьшены. Казна не желала в полной мере оплачивать постоянное войско. Оно то распускалось, то собиралось на период военных действий. Жалованье выдавалось только за участие в боях. Это значительно снижало боевую готовность, приводило к тому, что служивые люди не были заинтересованы в проявлении усердия на военной службе. Как результат — польско-шведская интервенция, ослабление централизованной государственной власти.


    «Венценосный моряк» и жалованья чинам флота

    В тяжелейшее для России время к власти в стране пришел Петр I. Он, пожалуй, стал одним из первых российских правителей, который осознал непреложную истину — строить сильное государство без сильной армии невозможно. При этом в основу военной реформы он положил «человеческий фактор». А если быть точным — систематическое «улучшение денежного содержания и провиантского обеспечения не только офицеров, но солдат и корабельных матросов».

    Для выхода на европейские рынки, покорения шведов и азовских походов необходим был сильный и мобильный флот. Сложилась парадоксальная ситуация: в морские силы один за другим поступали новопостроенные корабли, а «низших чинов» не хватало. По состоянию на 2 июля 1698 года в Азовском флоте находилось всего 26 матросов, имеющих хоть какой-то морской опыт. Почти полное отсутствие в России профессиональных военных моряков вынудило монарха прибегнуть к найму иностранцев, которые, соблазняясь высоким денежным содержанием (до 60 ефимок [1]) и низкими ценами на продовольствие (разница с европейскими в 6-8 раз), охотно шли на службу в русскую армию и флот. К примеру, только в Голландии в 1687-1698 годах было нанято 346 матросов, 5 капитанов кораблей, 23 комендера, 35 поручиков, 17 штурманов, 34 боцмана, 51 лекарь и т.д.). При этом жалованье иностранцев было в 1,5-2 раза выше русских по национальности «служителей народа». К примеру, морской офицер-иноземец в звании капитана 2 ранга получал в год 455 рублей, денежное довольствие русского капитана составляло 300 рублей; штурман-иностранец ежегодно имел 156 рублей, русский — 120, боцман — соответственно 91 и 36 рублей.

    В ноябре 1706 года Петр I издал указ «О производстве жалованья чинам флота», который устанавливал каждому моряку, согласно воинскому званию, сверх «окладных дач впредь во вся годы» прибавку в размере месячного оклада. Иными словами, вводился тринадцатый оклад.

    При нахождении на берегу всем морским чинам отпускались кормовые деньги. Их размеры зависели от опыта морской службы, воинского звания и должности. Деньги, как и жалованье для отдельных категорий военнослужащих, даже и имевших одинаковое воинское звание, назначались строго индивидуально. Кроме того, при назначении кормовых денег обязательно учитывались средние розничные цены на продукты питания на данный момент. При этом размер кормовых денег для природных россиян был в несколько раз ниже, чем у иностранцев. Так, русский штурман получал 2 копейки в сутки, тогда как его сослуживец-иностранец — 10 копеек. Поэтому, кроме кормовых денег, некоторым категориям российских офицеров при нахождении вне корабля выдавалось еще и хлебное жалованье.

    Рост цен, экономический кризис, инфляция, падение сельхозпроизводства — все это сопровождало период петровских реформ. К 1721 году северная столица Санкт-Петербург превратилась в самый дорогой город Европы. Сам государь писал, что «здешнее место дороговизною, провиантом и харчем, и квартирою отягчено, а другие места такой тягости не имеют». Естественно, все это сказывалось на задержках выплаты денежного довольствия военнослужащим (иногда до полугода), понижением их общего социального статуса. Усугублялась ситуация и тем, что в государстве существовали лишь разовые акты по регламентации льгот и гарантий служивым людям. Как правило, ответственные начальники сами принимали решения по «челобитным» офицеров, солдат и матросов. Это вело к мздоимству, взяточничеству и коррупции.

    Поэтому в период с 1716 по 1722 гг. Петр I принимает ряд общегосударственных юридических актов, которые регламентировали правовую основу служебной деятельности военнослужащих армии и флота и гарантировали социальный статус защитников Родины. Примечательно, что почти в каждом документе законодательно устанавливались новые, более высокие «нормы довольствия для военных и морских чинов». В первую очередь это касалось денежных выплат и «провиантского» обеспечения. При этом в масштабе всего государства военнослужащие должны были получать деньги первыми. Своим именным указом от 9 мая 1719 года Государь определил: «Жалованье во всем государстве прежде служивым людям сухопутным и морским по пропорции давать надлежит, а именно: первым рядовым и унтер-офицерам, потом обер — и штаб-офицерам, потом генералитету, а когда сим заплатят, тогда гражданским управлениям и прочим».

    Довольно оригинально «венценосный моряк» (так звали Петра I на флоте) подошел к решению провиантской проблемы. Изучив опыт выдачи столовых (порционных) денег в военно-морских флотах Швеции, Франции, Голландии, Дании и Венеции, за единицу расчета он взял стоимость месячной матросской порции (45 фунтов (1 фунт — 409,5 г.) сухарей, 10 фунтов гороха, 15 фунтов крупы, в т.ч. 5 фунтов гречневой и 10 фунтов овсяной, по 5 фунтов свинины и говядины, 4 фунта сушеной рыбы, 6 фунтов коровьего масла, 7 ведер (86,1 л) пива, 16 чарок (1,97 л) хлебного вина (водки), ½ кружки (0,61 л) уксуса, 11,2 фунта соли). Величина денежной компенсации напрямую зависела от уровня рыночных цен, сложившейся в стране на продукты, входившие в состав порции морской провизии. При этом в Морском уставе 1720 года в главе «О раздаче провианта на кораблях» приговаривалось, что продовольственные деньги в размере двух порций полагались от констапеля 1 ранга, попа, лекаря, мичмана до капитан-лейтенанта; капитану корабля и капитан-командору выдавалось четыре и шесть порций соответственно; артиллеристам, офицерам и унтер-офицерам, находившимся на кораблях, чьи «чины не расписаны по ранжиру» в Морском уставе, назначалось соответственно по две и полторы порции.

    Назначение порционных денег офицерам позволило организовать их питание в соответствии с их социальным статусом и служебным положением. Со временем на кораблях русского флота начали создаваться кают-компании, что окончательно решило проблему питания офицеров. При этом хозяйство кают-компании велось отдельно от приходно-расходных операций котлового довольствия. На общем собрании офицеры сами определяли количество денег на свое питание, причем каждый вкладывал равную долю и, соответственно, имел равный голос во всех постановлениях кают-компании. Как правило, офицеры вносили в общую копилку чуть больше стоимости одной месячной матросской порции (морской провиантский месяц «состоял» из 28 дней и «оценивался» в размере 2 рублей 35 копеек (1725 год). Остальные деньги тратили по своему усмотрению.

    Что касается младшего командного состава кораблей, не имеющего офицерских званий (от шкипера 3 ранга до сержанта, первого трубача и подлекаря), то ему полагался провиант из расчета на одного человека полторы порции. В 1721 году все они были поставлены на котловое довольствие и получали горячую пищу наравне с матросами, а за оставшуюся половину порции им выплачивалась денежная компенсация.

    Присвоение очередного воинского звания, тем более офицерского, давало его обладателю, кроме глубокого морального удовлетворения, и существенное улучшение материального положения. К примеру, новоиспеченный поручик галерного флота получал в 11 раз больше, чем гардемарин; оклад подпоручика был в 7 раз выше сержанта. В 2 раза возрастала сумма порционных денег.

    Столь существенное отличие в материальном положении различных категорий военнослужащих, безусловно, стимулировало их служебное рвение, вызывало стремление постоянно совершенствовать профессиональную подготовку, чтобы затем получать вышестоящие чины и должности. В 1714 и 1719 году Петр I подписал два указа, определивших процедуру чинопроизводства «исключительно на конкурсной основе» (не менее 2-3 кандидатов на освободившуюся вакансию). Требования к кандидатам были настолько высоки, что даже наличие европейского патента (диплома) никоим образом не гарантировало владельцу присвоения равного воинского звания в русском флоте.

    С 24 января 1722 года Государь ввел Табель о рангах, по которому устанавливалась классификация рангов придворных, гражданских и воинских званий (чинов) командного состава русской регулярной армии и флота. Большинство их просуществовало до Октября 1917 года. Ранги младших офицеров в течение почти двух веков подвергались существенным изменениям. Введения Табеля послужило юридическим обоснованием для уточнения денежного довольствия и конкретизации количества порционных денег, выдаваемых офицерам как во время правления Петра Великого, так и в последующие годы.

    При этом заложенные Петром «основы» поддержания на должном уровне благосостояния служивого люда четко придерживались все последующие государи и императоры России вплоть до Николая II. При элементарном дисбалансе в доходах и расходах военнослужащих (к примеру, при росте цен и стоимости услуг) Адмиралтейств-коллегия, а затем и военное ведомство направляли в правительство специальную депешу, типа: «…за недодачею жалованья как морские, так и адмиралтейские служители претерпевают немалую нужду…». Правители государства незамедлительно приводили ситуацию «в соответствие». В соответствие с «петровским балансом благосостояния».

    Что имелось в виду? Прежде всего, соотношение между должностными окладами (плюс проиндексированные продпайки) и рыночными ценами на продовольственные товары. При Петре генерал-адмирал получал в год 7000, адмирал — 3600, вице-адмирал — 2160, контр-адмирал — 1800, капитан-командор — 600, капитан 1 ранга — 480, капитан 2 ранга 360, капитан 3 ранга — 300, капитан-лейтенант — 240, лейтенант — 180, унтер-лейтенант — 120, мичман — 60 рублей. Продовольственный рынок выглядел следующим образом (1716 год): фунт хлеба — 2 денги, фунт сухарей — 1 алтын, четверть (209,9 литра) крупы — 3 рубля, фунт говядины — 1 алтын 2 денги, фунт ветчины — 2 алтына 4 денги, пуд свиного сала — 3 рубля 13 алтын 2 денги, фунт сливочного масла — 3 алтын 4 денги, кружка вина — 6 алтын 4 денги, пуд сушеной рыбы — 20 алтын [2], 8 пудов соли — 5 рублей и т.д.

    Нетрудно заметить, что даже младшие офицеры в петровские времена занимали по материальному обеспечению весьма завидное положение. В целом офицеры по уровню жизни превосходили большинство служащих гражданских ведомств, являясь наиболее высокооплачиваемой социальной группой среди многочисленных чиновников Российской империи.


    Пенсии, кормовые деньги и инвалидный капитал

    К эпохе Петра Великого относится и начало пенсионного обеспечения военнослужащих. В предисловии к уже упомянутого нами Закону от 23 июня 1912 года говорится, что Государь «не мог не обратить внимания на обеспечение тех, кто способствовал его победам». На первых порах во всех губерниях были учреждены «богодельни-госпитали» для «призренія увеченныхъ и престарелыхъ воиновъ». Затем офицеры, «неспособные къ службе въ полевыхъ войскахъ», переводились в гарнизоны или определялись по губерниям на места постоянного жительства. Совершенно недееспособным назначалась пожизненная пенсия. По указу от 1719 года «для оставляющих военную службу по возрасту или состоянию здоровья при монастырях устраивались богодельни и госпитали». Помимо ухода за больными на монастыри также возлагалась обязанность выдавать пенсии воинам, утратившим здоровье при защите Отечества (что не всегда нравилось монастырскому начальству).

    Первое «основное законодательство» об «обезпеченіи служилыхъ людей и ихъ семействъ» было издано 13 января 1720 года, но оно касалось лишь морских чинов (помещено в Морском уставе). По этому закону «неспособныхъ ни къ какой службе следовало помещать до смерти въ госпиталь, при нежеланіи же — награждать годовымъ жалованьемъ». Вдове моложе 40 лет выдавалось годовое жалованье мужа, вдове старше 40 лет полагалась 1/8 часть жалованья мужа пожизненно или до замужества. Двенадцатая часть оклада выдавалась сыновьям до достижения ими 10-летнего возраста и дочерям до 15 лет.

    Екатерина II заметно расширила пенсионные права военнослужащих. Уже в первый год ее правления из государственной казны было велено отпускать 50 000 рублей в год «на жалованье отставному генералитету». Вскоре издается пенсионный устав для сухопутных войск, вводится назначение пенсий в зависимости от выслуги лет, устанавливается размер пенсий по чинам. К концу царствования Екатерины пенсиями были охвачены почти все отставные военнослужащие, прослужившие не менее 20 лет. Ежегодные расходы государства на эти цели приблизились к 300 тысячам рублей. В 1797 году император Павел I увеличил эту сумму на 190 тысяч рублей. Он же установил правило, по которому военному пенсионеру при поступлении на гражданскую службу надлежали государственные надбавки в таком размере, чтобы «содержаніе не было меньше пенсіи». В 1803 году Александр I издал распоряжение, в соответствии с которым право на пенсию предоставлялось за 20, 30 и 40 лет службы. Наивысший размер пенсии при этом был установлен в размере «полного годового оклада жалованья». Инвалидам и раненым пенсии назначались в размере половинного оклада «за службу и менее 20 летъ». Забота об инвалидах и отставных военнослужащих нашла свое отражение в учреждении в 1814 году Особого Комитета (Комитета о раненых), который с 12 декабря 1877 года (по случаю 100-летия со дня рождения Александра I) стал именоваться Александровским Комитетом о раненых. В Комитет стали поступать «большія пожертвованія», причем наиболее крупные взносы были сделаны самим Александром I и членами императорской фамилии. Был создан «особый инвалидный капитал», из которого выдавались пособия нуждающимся пенсионерам, как правило, ветеранам войн и участникам внутренних вооруженных конфликтов (в 1912 году ежегодные пособия по инвалидности в зависимости от чина и степени увечья составляли от 120 рублей до 1716 рублей).

    Император впервые узаконил положение об автоматическом увеличении пенсии отставным военным на величину увеличения жалованья действующим генералам, офицерам и низшим чинам.

    C 1809 года государство стало выплачивать вдовам погибших и умерших от ран пенсии в размере полного месячного оклада мужа пожизненно, даже «при вторичномъ выходе въ замужество», а по смерти матери эта пенсия переходила сыновьям до 16 лет, а дочерям — до замужества. В это же время впервые были изданы «особыя льготы по назначенію пенсiи для служащихъ въ отдаленныхъ меестностяхъ Имперіи».

    Николай I в именном указе от 6 декабря 1827 года так охарактеризовал состояние военно-пенсионного дела: «Правила, по коим сии вознаграждения были доселе производимы, не имели ни надлежащей определенности, ни соразмерности. Сверх сего, не было постановлено постоянных правил на призрение вдов и сирот после смерти лиц, продолжительно и беспорочно служивших». Устав о пенсиях того же года указанные недостатки полностью устранял. В общих чертах положения документа сохранялись до начала XX века. Пенсионное обеспечение российских военнослужащих считалось наиболее прогрессивным и справедливым во всей Европе. Было большой честью для иностранца наняться на службу в русскую армию или флот. Иногда на вакансию претендовали по 5-10 «французов, австрияк или германцев».

    В соответствии с Уставом пенсии были увеличены, а сроки выслуги сокращены. Полная пенсия назначалась за 35 лет безупречной службы. Прослужившим от 30 до 35 лет определялось 2/3 полного оклада, от 20 до 30 лет — 1/3 полного оклада. В 1838 году должностной оклад полного генерала составлял 5000 рублей (ассигнаций), полковника — от 1200 до 2000 рублей, капитана — от 650 до 1100 рублей, прапорщика — от 450 до 750 рублей. Из оклада вычиталось 2,5% «на госпиталь и медикаменты» (медицинская страховка). Одновременно с окладами жалованья по чинам были установлены и оклады столовых денег. Корпусным командирам полагалось в год 10 000 рублей, бригадным командирам — 4000 рублей, командирам батальонов и дивизионов 1000 рублей и т.д. Из столовых денег вычитался 1% в инвалидный капитал Александровского комитета. Со временем жалованье, столовые деньги (как и другие добавочные выплаты) стали именоваться «содержанiемъ», и пенсия назначалась исходя из их суммарной величины.

    Помимо этого Император распорядился назначать пенсии «по особым положениям». В список «льготников» попали преподаватели и воспитатели военно-учебных заведений, военно-медицинский персонал, военное духовенство, военные художники. Полная пенсия назначалась: преподавателям за 25 лет службы, медикам — за 30, духовенству — за 35, художникам — за 20 лет. Лицам, прослужившим в отдаленных местностях не менее десяти лет, пенсии увеличивались на 10-25%. Они имели преимущества и в календарном исчислении (от двух дней за три до четырех дней за пять). Срок пребывания в плену на размер пенсии не сказывался и считался «по обыкновенному расчету».

    Выстроенная Николаем I система денежного содержания и пенсионного обеспечения военнослужащих просуществовала без особых изменений почти 50 лет, и считалась «образцом для подражания» в большинстве государств Старого и Нового Света.


    Эмеритальная касса

    Некоторые коррективы в пенсионную систему внес Александр II. По его словам, сделал он это «въ виду обнаружившейся недостаточности пенсіонного обеспеченiя изъ казны». В 1958 году он согласился с предложением Комитета о раненых и подписал указ о ежегодных пособиях в размере от 60 до 115 рублей раненым генералам и офицерам, награжденным орденами Св. Георгия, Св. Владимира, Св. Анны, Св. Станислама и Золотым оружием. В следующем году «в целях обеспечения безбедного существования престарелых генералов, офицеров и чиновников военного ведомства, выходивших в отставку», и, с другой стороны, чтобы не задерживать на военной службе лиц, которые не могут нести военную службу и лишь числятся на ней до предельной «дряхлости» (возрастного ценза не существовало), Александр II подписал разработанное военным министром Н. Сухозанетом положение об эмеритальной (накопительной) кассе военно-сухопутного ведомства.

    Главный принцип кассы заключался в следующем: все генералы, офицеры и гражданские чины, состоящие на службе в регулярных и казачьих войсках, а также в управлениях, заведениях и учреждениях военно-сухопутного ведомства, состояли обязательными участниками эмеритальной кассы и вносили в нее 6% денежного содержания. По приказу № 155 от 25.06.1859 года в кассе на добровольной основе могли участвовать и некоторые категории военных и гражданских чиновников, так или иначе связанных с военным ведомством (кроме лиц духовного звания, нижних чинов, гражданских преподавателей военно-учебных заведений и чинов финских войск). Первые вычеты в кассу были произведены 1 мая 1859 года, а выплаты пенсий начались 1 января 1865 года. При этом было оговорено, что лица, вышедшие в отставку до 1 января 1865 года, и семьи умерших или убитых до этого срока «не имеют права ни на какие выдачи из эмеритальной кассы».

    Чтобы исключить даже «элементарные злоупотребления и хищения» император приказал: через каждые 10 лет (начиная с 1860 года) военному министру назначать особую комиссию для «обозрения» действий кассы, составления «предположений» о дальнейших ее операциях, а «всякий служащий по Военному ведомству имеет право представить свои замечания» члену Военного совета, заведующему Эмеритурой.

    Первоначальный капитал в размере 7,5 млн. рублей был получен кассой в виде 4-процентного бессрочного долга государственного казначейства; ей также было передано 825 тысяч рублей из фондов бывших военных поселений. Ежегодно только из этих сумм касса получала «навар» в размере более 300 тыс. рублей. Далее (по доходам) следовали упомянутые выше «шесть процентов». Здесь важно отметить, что 6% вычиталось фактически со всех выплат военнослужащего (жалованья, столовых денег, денежных поощрений, единовременных денежных пособий и даже государственных пенсий, если ушедший в отставку военнослужащий продолжал работать в военном ведомстве. Не вычитались суммы только из арендных денег, из выплат от инвалидного капитала и орденоносного фонда, а также из пособий на лечение, обмундирование, погребение, воспитание детей, при выступлении в поход и за сгоревшее имущество. И еще: чтобы «накопительные» вычеты не сказались на материальном состоянии военнослужащих, одновременно было принято решение повысить их денежное содержание на те самые 6%.

    В течение последующих пяти лет поступающие «проценты» обращались на покупку так называемых «фондов», то есть билетов государственного займа. Хранение всех капиталов кассы и производство денежных операций было возложено на Государственный банк «на комиссионерском праве» с выплатой последнему 5 копеек с каждой тысячи рублей. Такой порядок образования стартового капитала оказался очень выгодным. В течение пяти лет капитал кассы увеличился до 18 787 946 рублей. Доход от вычетов, процентов по фондам и «разных поступлений (в основном благотворительных) составил эмеритальную сумму в размере 2 млн. 288 тыс. 462 рубля, что почти на миллион рублей превысило планируемые (расчетные) выплаты, которые основывались на статистических данных предшествующего 15-летнего периода государственных «пенсионных дел» в армии и на флоте. При статистических расчетах чиновники строго придерживались «высокого указания» — величина эмеритальной пенсии не должна превышать размер государственной пенсии.

    Право на получение пенсии получали участники кассы при выполнении двух условий: выслуга на государственной службе не менее 25 лет; выплата в кассу — не менее 5 лет. Сама выплата пенсий осуществлялась по «классам и разрядам». Пенсия за военную службу от 25 до 35 лет выплачивалась по второму классу, а за 35 лет и более — по первому. В зависимости от срока выплаты взносов в накопительную кассу пенсия выплачивалась по разрядам: I разряд — от 5 до 12 лет; II разряд — от 12 до 19 лет; III разряд — от 19 до 25 лет; IV разряд — от 25 до 30 лет; V разряд — от 30 до 35 лет и VI разряд — от 35 лет и выше. К примеру, генерал прослужил в армии более 40 лет, в эмеритальной кассе в течение 35 лет, его «дополнительная» пенсия начислялась по первому классу и VI разряду и равнялась пенсии из государственного казначейства (2145 рублей). Таким образом, ежегодно отставной генерал имел «доход» в размере 2145 х 2 = 4290 рублей. Капитан в аналогичной ситуации получал 473 х 2 = 946 рублей. Размер эмеритальной пенсии исчислялся следующим образом. Для первого класса: I разряд — 3/8 от полного государственного пенсионного оклада, II разряд — 4/8 и так до VI разряда, который, как нетрудно догадаться, равнялся 8/8 или 100%. Для второго класса сумма I разряда составляла 3/12 от госспенсии, последнего V разряда — 7/12.

    Много это или мало? Для сравнения возьмем рыночные цены в Санкт-Петербурге на рубеже XIX–XX веков. Пуд пшеницы — 97 копеек, пуд сахара — 6 рублей 15 копеек, ведро (12,3 литра) спирта — 3-4 рубля, ведро водки — 10-12 рублей, пуд керосина — 1 рубль 08 копеек. Дойную корову можно было купить за месячную пенсию капитана, генерал же мог за свое месячное пенсионное довольствие приобрести тройку лошадей, что по престижу того времени равнялось нынешнему роскошному «Мерседесу». Съем квартиры по стоимости был сопоставим с ведром водки. Покупка добротного дома в пригороде Москвы редко превышала 500 рублей.

    Если же сравнить по европейским меркам, то картина будет следующей. За максимальную выслугу (40 лет) австрийский генерал имел пенсию (в русском эквиваленте) 3937 рублей (капитан — 750 рублей); германский генерал — 3616 рублей (капитан — 1139 рублей); французский генерал — 2188 рублей (капитан — 700 рублей). При этом цены на товары и услуги в западноевропейских странах были на порядок выше, чем в России.

    Эмеритальная пенсия имела свой особый статус, что делало ее особо привлекательной для военнослужащих. И прежде всего потому что она была стабильной. На ее выслугу не влияли: плохая аттестация по службе, нахождение под следствием или под судом, взыскания, штрафы и наказания, которым военнослужащий мог подвергаться в течение всей службы. В случае если офицер «лишался всех прав состояния» (то есть был осужден пожизненно или приговорен к смертной казни), то право на пенсию переходило к семье виновного. В расчет эмеритальной пенсии не входили «квартирные оклады» (от 78 до 1206 рублей — в зависимости от чина, семейного положения и местности), оклады «на отопление и освещение квартир» — от 17 рублей 50 копеек до 500 рублей — в зависимости от местности), оклады для съема конюшен (от 6 до 138 рублей — в зависимости от местности, чина и должности), порционные (суточные) выплаты в военное время (от 50 копеек до 20 рублей — в зависимости от чина).


    Возрастной ценз и льготные выплаты

    Реформы последней четверти XIX века заметно изменили военную систему России. Принятие Устава о всеобщей воинской повинности 1874 года привело к коренному пересмотру порядка прохождения военной службы нижшими чинами, офицерами и генералами. Общий срок службы для рядовых определялся в 15 лет (6 лет действительной службы и 9 лет запаса), а в 1888 году он был установлен в 18 лет (5 лет действительной службы и 13 лет запаса). В 1890 году впервые регламентируется институт сверхсрочнослужащих для строевых унтер-офицеров и ефрейторов. Общий срок сверхсрочной службы определялся в 15 лет с правом продления. Каких-либо предельных сроков службы по возрасту для офицеров и генералов Устав не устанавливал. Офицеры, прослужившие свыше 20 лет, в мирное время могли просить об отставки в любое время. До достижения 20 лет офицер мог быть уволен со службы только в дисциплинарном порядке, по приговору суда офицерской чести, при нахождении в госпитале свыше 4 месяцев, а также в случае если он «подвергся сумасшествию». Правда, через несколько лет это положение было изменено. Определялся возрастной ценз, по достижении которого офицер независимо от его желания увольнялся со службы. Для младших офицеров он составлял 55 лет, для подполковников — 58 лет. Для полковников и генералов возрастные ограничения не предусматривались. С 1913 года возрастной ценз непосредственно увязывался с занимаемой должностью: командир корпуса — 67 лет, начальник пехотной дивизии — 63 года… Наименьший ценз определялся для командира кавалерийского полка — 56 лет. На Георгиевских кавалеров правило о предельном возрасте не распространялось.

    Реформы конца XIX века лишь частично затрагивали установившийся ранее порядок назначения денежного содержания и пенсий военнослужащих. В 1899 году был принят закон о «добавочных деньгах» и единовременных пособиях для лиц, «увольняемых в отставку». Закон распространялся в основном на строевых офицеров. Сумма добавочных денег колебалась от 120 рублей в год (прапорщики) до 660 рублей (подполковники). Для некоторых категорий штабных офицеров эта сумма определялась из расчета, чтобы их общее денежное содержание не превышало 2520 рублей. Единовременное пособие в размере «годового основного оклада жалованья без надбавок» назначалось военнослужащим и их семействам в том случае, если муж (отец) приобрел в армии тяжелые болезни (паралич, потеря рассудка или зрения), но не прослужил более 10 лет.

    Под добавочными деньгами, разъяснялось в пенсионном Уставе 1912 года, следует понимать «увеличенiя содержаниія офицерскому составу арміи», а также деньги, выплачиваемые отдельным категориям военнослужащих за особую сложность выполняемых работ. Добавочные деньги учитывались при назначении пенсии. Доля пенсии от добавочных денег составляла «личную принадлежность пенсiонера» и после его смерти на семью не переходила. При этом ст. 4 Устава декларировала, что общая пенсия назначается из «денегъ, за установленными вычетами», то есть из денег, которые военнослужащий получает чистыми на руки. Оклады пенсии «не могутъ быть менѣе трехсотъ рублей и болѣе семи тысячъ рублей». Основным отличием Устава 1912 года от Устава 1827 года явилось «погодное возрастанiе пенсiи» на 2%. За 25 лет выслуги назначалось 60% содержания, за 35 лет 80% от содержания (высший предел).

    Особо определялся срок службы в военное время и в конкретных боевых операциях (русско-турецкая война 1877-1878 гг., китайская кампания 1900-1901 гг., русско-японская война 1904-1905 гг.). В военное время один день засчитывался за два, а для лиц, находившихся, к примеру, в крепости Порт-Артур во время осады, день — за 12 дней. Время, проведенное в плену, засчитывалось обыкновенным порядком — год за год. По особым льготным правилам засчитывалась служба в отдаленных местностях. Пенсия в размере 50% назначалась за выслугу 25 лет и с каждым прослуженным сверх этого срока годом увеличивалась на 3% повышенного содержания. Сокращался срок выслуги по болезни, а тяжелораненым пенсии назначались независимо от выслуги и притом в объеме полного годового оклада.

    Для высших воинских чинов и членов их семей (от военного министра и корпусных командиров до командующего императорской главной квартирой) размер пенсий устанавливался Советом министров.

    Вдовы и дети имели право на пенсию, если мужья или отцы их: 1) умерли в запасе или отставке, получая пенсию или имея на это право; 2) умерли на службе, имея выслугу не менее 10 лет; 3) убиты или пропали без вести на войне или при подавлении «мятежей и народных беспорядков»; 4) убиты или умерли на службе от ран, полученных при исполнении служебных обязанностей; 5) умерли от болезней при исполнении службы.

    Увольнение офицеров и генералов в запас производилось по подаче на высочайшее имя прошения с приложением об избранном ими месте жительства при зачислении в запас. Выдаваемые запасно-отпускные билеты и указы об отставке являлись основными документами для «повсеместного проживания».

    Это лишь часть социальных льгот и гарантий, которыми пользовались военнослужащие до октябрьской революции 1917 года. Советский Союз по мере возможности следовали военным традициям XVIII-XIX веков. К 1927 году денежное довольствие комсостава Красной Армии приблизился к среднему уровню заработной платы промышленных рабочих, а к 1941 году оно увеличилось в 7 раз по сравнению с концом 1920-х годов. В послевоенный период военнослужащие Советской Армии также были на особом счету государства, и по некоторым пунктам социальной защищенности приближались к эпохе Николая I. Распад Советского Союза и последовавшие затем реформы привели к развалу системы социальной защиты военнослужащих, ветеранов армии и флота, членов их семей. .

    PS. Во времена Александра II отставной русский капитан мог купить на месячную пенсию 7-8 ведер добротной водки. Сколько может позволить себе нынешний российский капитан? Предлагаю читателям прикинуть самостоятельно.

    Примечания

    [1[ Ефимок (Joachimsthaler) — единая европейская валюта в XVII-XVIII вв. Вексельный курс 1 ефимка составлял в 1716 году 30 алтын.

    [2] 1 алтын = 3 копейки; 1 копейка = 2 денги; 1 гривна = 10 копеек.

    http://polit.ru/article/2005/02/02/money/


    Это сообщение было отредактировано Олег Хоренко 18 сентября 2015 г. 12:23:03 MSK
    • сообщений 952
    18 сентября 2015 г. 15:43:31 MSK

    Как продолжение предыдущей публикации:

    Еще в 1827 году пенсии военным были увеличены, а сроки выслуги сокращены. Полная пенсия назначалась за 35 лет безупречной службы. Лица, прослужившие от 30 до 35 лет, получали 2/3 полного оклада, от 20 до 30 лет
    — 1/3 полного оклада, равного жалованию по чинам. Должностные оклады (в руб.) были следующие: полный генерал — 3600; генерал-лейтенант — 2160; генерал-майор — 1800; полковник — 1200; капитан
    — 900; штабс-капитан — 780; поручик — 720; подпоручик — 690; прапорщик — 600.
    (для справки напомню, что средняя зарплата рабочих была 200р \все в годовом исчислении\)
    После 1852 г., в период проведения военной реформы, было принято решение об отмене пенсий за 20 и 30 лет службы. Пенсии устанавливались за военную службу от 25 до 35 лет в размере 50% оклада. За 35 лет службы и более устанавливался полный оклад жалованья по чину.
    Как видно, даже самые низкие военные пенсии (от прапорщика до поручика) позволяли жить вполне безбедно (хотя и не роскошно). Начиная с капитана - очень хорошо. На пенсию капитана уже и семью можно было содержать.
    Необходимо отметить, что основные положения второго устава о пенсиях оставались действительными до 1912 года. В уставе о пенсиях, принятом в 1912 году, предусматривалось увеличение размера пенсий. Они в большей степени ставились в зависимость от денежного содержания, особенностей и стажа военной службы. Самым важным изменением, приведшим к увеличению пенсий, явилось их исчисление не только от окладов жалованья, но и от столовых и добавочных денег. Право на пенсию из государственной казны имели генералы, офицеры, и их семьи. За выслугу 25 лет полагалось 50% оклада. За каждый год, прослуженный сверх 25 лет, размер пенсии увеличивался на 3%. Полная пенсия считалась за выслугу 35 и более лет в размере 80% оклада. Были установлены максимальные и минимальные размеры пенсий: 7000 и 300 рублей в год. Оклад содержания при назначении пенсии определялся по последнему перед увольнением чину или должности. Вдова бездетная получала половину пенсии, причитавшейся мужу. Вдове с детьми,
    имеющими право на пенсию, прибавлялось к половине 1/3 другой половины на каждого ребенка, так что мать, имевшая троих детей и более, получала полную пенсию. Пенсии в России по военному ведомству делились на три категории. Срок выслуги определялся по общему пенсионному уставу или же по особым положениям. На основании последних пенсию получали служащие по военному ведомству — полный оклад пенсии за 25 лет, половинный — за 20 лет.
    Таким образом, в царской России продолжительная воинская служба стимулировалась, среди прочих мер, высокими размерами пенсий из различных источников.
    Проведённый анализ свидетельствует, что до 1917 года в России существовала достаточно серьезная и многообразная система поддержания высокого социально-экономического положения военнослужащих, их социальных гарантий во время и после службы.

    http://forum-history.ru